×

Последнее Рождество

Фани сидела на дощатом полу холодного барака, ее большие голубые глаза ничего не выражали кроме равнодушия
+

Сегодня, 24 декабря, ровно три месяца, как ее с мамой привезли  в концлагерь Алитус.

Девочка часто вспоминала, как  однажды днем в их маленький уютный дом пришли три немецких солдата и сказали, что они должны  пойти с ними. Фани было всего 6 лет, она плохо понимала, что тогда произошло. Когда зашли солдаты, они с папой мамой и бабушкой сидели за столом и обедали. Увидев фашистов, папа вскочил и кинулся к стене, где висело  ружье, но один из солдат наставил на него пистолет.  Отца скрутили и увели, а им велели быстро собирать вещи. Потом их троих посадили на поезд. Путь был нелегкий. Огромные крысы бегали по грязному вагону, ледяной ветер дул в огромные щели, еда была отвратительной. Старая бабушка не выдержала таких ужасных условий, слегла уже на второй день пути – у нее началась лихорадка и на следующий день она умерла. Ее тело просто выкинули из вагона в поле. Мама была в отчаянии. Если бы не Фани, она бы покончила собой. Было очень страшно.

Но кошмар только начинался… За три месяца пребывания в Алитусе маленькой шестилетней девочке и ее маме  пришлось пережить голод, холод и бесчисленные унижения. Многие узники не выдерживали и трех дней.

Каждый день мать и дочь гоняли на  работу: они с утра до вечера мыли и убирали  казармы  бани, бараки и газовые камеры.

Но сегодня надсмотрщик не стал трогать девочку,  рассудив по ее жалкому виду, что жить ей осталось недолго. Вчера маму малышки отправили в газовую камеру, и девочка поняла, что мама не вернется больше никогда

На лагерь надвигалась ночь. Рождественская ночь.

Фани продолжала сидеть, прислонив голову к оконной раме, холодным  взглядом смотрела в окно.  Окна барака выходили на лагерный двор

Там разыгрывалась  леденящая душу картина.  По двору бегали тощие, изможденные голодом мальчишки. Они пытались собрать разбросанные на земле картофельные очистки, а  надсмотрщики стреляли по ним из автоматов. Но мальчики ловко увертывались от пуль. Когда кому-то из них удавалось схватить  с земли замерзшую кожуру, они тут же  запихивал её себе в рот.

Наблюдая за этим жутким зрелищем, Фани вдруг услышала знакомую рождественскую песенку. Она обернулась, и стала прислушиваться: откуда льется  радостная мелодия? А песенка звучала все громче и громче. Кто-то пел звонким чистым голоском:

Поспешают к Вифлеему пастушки
Песней Бога прославляя от души.
Слава в вышних Богу, слава в вышних Богу!
На земле людям мир!

Фани  удивлено озиралась по сторонам, но в огромном бараке не было ни души.

Всех взрослых узников фашисты согнали на построение, а дети были во дворе.

Веселая песенка продолжала звучать:

В тесных яслях Господа они нашли
И Младенцу поклонились до земли
Слава в вышних Богу, слава в вышних Богу!
На земле людям мир.

А на остывшую землю  тихо-тихо опускалась Рождественская ночь, ласково окутывала небо.

Фани окончательно растерялась. Впервые за многие часы она встала с холодного пола. Маленькие ножки ослабели, то ли от голода, то ли от долгого сидения. Она очень хотела найти того, кто пел эту чудесную песенку.   Робкими шагами девочка обошла весь барак, заглянула в каждый угол. Она залезала под каждую кровать, под каждый стул. Но все тщетно. А песню все пели и пели:

Мать Святая бережет Его покой
Ангелы на страже в этот час ночной.
Слава в вышних Богу, слава в вышних Богу,
На земле людям мир.

Фани уже отчаялась найти этого озорного певца, как вдруг, подняв глаза  к  потолку, она увидела маленького человечка. Человечек был ростом с ладошку, в  розовом костюмчике и с парой крыльев сзади, одно крыло серебряное, другое золотое. Он сидел на деревянной балке  и весело пел.

Пастухи Христа в Младенце узнают.
И сердца  Ему навеки отдают.
Слава в вышних Богу, слава в вышних Богу
На земле людям мир.

Малышка от удивления вскрикнула. Она потерла глаза кулачками свои  голубые глазки, не веря чудесному явлению. Придя немного в себя, Фани принялась внимательно разглядывать маленького гостя. И наконец, громко спросила.

— Ты кто?  Фей?
— Нет, я не фей, — сказал человечек, — Я Ангел Рождества.
— А разве такие бывают? — удивилась девочка.
— Бывают, — серьезно ответил Ангел, — нас очень много.

Фани показалось, что он на нее обиделся, она со смущением в голосе продолжала.

— Простите, а что делают  Ангелы Рождества?
—  Мы славим Святого Младенца Иисуса, родившегося сегодня ночью ради спасения всех людей. Поем песенки, гимны, играем на флейтах и дудочках, для того чтобы у детей и взрослых было веселое рождественское настроение.
— Ух, ты, как это здорово! — улыбнулась Фани.
— Правда,  не все нас слышат,  — огорченно добавил ангел.
— Да?  Но почему тогда я тебя слышу?
— Потому что у тебя  чистое сердце и чуткая душа. Только такие как ты, могут нас видеть и слышать,  — радостно ответил маленький гость.

Но в глаза  Фани вернулись грусть. Увидев это, ангел  слетел с потолка и сел на плечо девочки.

— Почему ты грустишь? Тебе не нравится моя песенка? — спросил он.
— Очень нравится. Мы ее всегда  пели на Рождество.
— Тогда что случилось?
— Понимаешь, я никогда больше не увижу ни маму, ни папу, ни бабушку.
— Но почему? — не унимался ангел.
—  Их убили злые люди,  — сказала девочка и заплакала.
— Не плачь,  — ласково шепнул ангел ей  на ушко — сегодня Рождество, наступает время чудес!
— Посмотри на небо, что ты там видишь? — продолжал говорить маленький гость.

Фани подошла к окну. И… О, чудо! Вместо деревянной рамы и железной решетки, она увидела бескрайнее темное небо и яркую звезду. Она удивленно обернулась, но позади нее не было ни холодного барака, ни лагерного двора, ни злых надсмотрщиков, ни самого лагеря смерти.  Только  чудесный лес с заснеженными деревьями, которые сверкали в серебристом уборе. Тихо падали снежинки.

— Пойдем,  — улыбаясь,  сказал ангел, — Звезда укажет нам путь.

Он обхватил своей маленькой ручкой пальчик девочки и повел ее вслед за звездой. А звездочка плавно плыла по ночному небу.

Вдруг, деревья расступились, и Фани увидела маленьких ангелов. Их было так много, что от их серебряных и золотых крыльев было светло как днем. Это были Ангелы Рождества.  Одни играли на флейтах, другие на дудочках, третьи пели. Звучала знакомая  мелодия, от которой на душе становится тепло.

Но ангел продолжал вести девочку дальше за звездой. Они шли еще некоторое время. Пока звезда не остановилась над маленьким ветхим домиком.

— Давай зайдем, посмотрим, кто там живет? — предложил ангел.
— Давай, —  ответила Фани.

Они отворили старую дверь, и их взору открылась чудесная картина. При свете бесчисленных свечей, среди овечек и бычков, в деревянных яслях лежал, завернутый в пеленки и укрытый в солому Святой Младенец. Он мирно спал. Склонившись над Ним, стояли  Мария и Иосиф. В глазах Марии Фани увидела столько любви, что казалось она, может объять всю вселенную. Девочка невольно вспомнила о своей любимой маме, которой больше никогда не будет с ней рядом, и снова заплакала.

— Не плачь,- успокоил маленький ангел, — лучше посмотри туда.

Он показал на сидящих вокруг яслей пастушков. Там среди них, Фани увидела до боли знакомые лица. Это были ее родные и любимые мама, папа и бабушка. Они стояли на коленях и молились. Изумленная девочка кинулась к ним. Радости не было предела. И плача, и смеясь, родные бросились обнимать свою малышку.

— Я же говорил, что сегодня Рождество! Наступает время чудес! — радостно сказал Ангел Рождества и озорно запел.

Мы, собравшись на святое торжество,
Будем славить Рождество
Слава в вышних Богу, Слава в вышний Богу
На земле людям мир!

Ирина ЦЫБИНА