×

«Шекспир или же шейх Зубейр?»

Тот, кто спросил себя однажды «быть или не быть», покинул мир 400 лет назад, не оставив ответа на свой вопрос! Поломать голову над этой загадкой, а заодно и выяснить, что Шекспир искал в исламе и нашел ли он то, что искал, специально для «Стола» ходила узнавать Юля Казакова
+

В Московском «Музеоне» прошли четыре дня безграничной любви к английской драматургии. С 22 по 26 июня там гремел фестиваль «Шекспир в Летнюю ночь» – насыщенная интерактивная программа, развернутая в рамках международного проекта Shakespeare Lives.

Со школы нам знакомы имена героев таких, как Ромео, Джульетта, Отелло, Гамлет и другие Шекспировские персонажи. Произведения великого драматурга так прочно вошли в мировую литературу, что порой мы можем восстановить сюжет всей книги по расхожим цитатам из его пьес.

О том, как Шекспир приобщил читателя к культуре народов Запада и Востока и этим изменил мировой театр, рассказал профессор Лондонского университета королевы Марии, специалист в области истории и культуры эпохи Ренессанса, Джерри Броттон.

KAP_8340 Медиапроект s-t-o-l.com

Джерри Броттон. Фото: Алёна Каплина

– С 1579 по 1624 год в английском театре было поставлено 62 пьесы с персонажами, темами или местами действий, относящимися к мусульманскому миру. Я прочитал их все, поверьте мне! Огромное количество английских драматургов того времени помещали в свои пьесы турков, мавров, персов, скифов. В 1590-е годы была настоящая мода освещать темы мусульманского мира! – сообщил профессор.

Действительно! Например, в своей драматической трилогии «Генрих IV» Шекспир сравнивает Жанну Д’Арк с пророком Мухаммедом. Известнейший пример описания жизни восточного мира – пьеса «Отелло». Действие разворачивается на территории Венеции, которая в те времена была могущественной державой Ближнего Востока. Отелло, главный герой пьесы – мавр родом из Северной Африки. Он принимает христианство и идет на войну против Османской империи, движимый религиозными идеями.

А часто ли читающие пьесу «Бесплодные усилия любви» задумываются о том, почему в конце комедии герои появляются в костюмах московитов, а перед ними шествуют мавры – марокканские музыканты? По мнению профессора, это весьма странное явление для пьесы про Францию, которую ставят в Лондоне. Что же имел в виду Шекспир, объединив мавров и русских в одной сцене? Намекал ли он на отношения, которые установились между Англией и этими державами?

Дело в том, что в Шекспировские времена королева Елизавета I стремилась расширить владения Англии, наладить торговые отношения с Россией и Османской империей. В то время общество выступало против католичества, что послужило поводом для дальнейших религиозных разногласий.

KAP_8344 Медиапроект s-t-o-l.com

Слушатели лекции . Фото: Алёна Каплина

Естественно, все эти события нашли отражение в произведениях драматурга. Броттон изучал, как в своих произведениях Шекспир рисует мир Востока. В сердце этого мира – Московия, Османская империя, Персия.

Также профессор рассказал об отношениях Англии с исламскими и православными империями на примерах пьес «Тит Андроник» и «Венецианский купец».

Оказывается, Шекспир настолько хорошо разбирался в культуре арабского мира, что его нередко считали арабом. Муаммар Каддафи прозвал его шейхом Зубейром, ссылаясь на арабские черты лица: толстые губы, мусульманская борода. Изначально эта версия была шутливо высказана ливанским писателем Фарисом аш-Шидьяком в 19 веке, Кадаффи же придал ей официальный статус. Существует много догадок относительно истинности этой теории. Кто знает, может, так оно и было на самом деле. Джерри Броттон не придает этому особого значения: «Шекспир был Шекспиром, а араб он или англичанин – какая разница? В любом случае, Шекспир был настоящим мастером мира Востока!»

А чем же отвечает Шекспиру Восток? Его пьесы очень часто ставят в театрах Китая, Японии, Турции. Так, в 2014 году в Турции праздновали 450 лет со дня рождения великого драматурга. Там проходила «Неделя Шекспира», в рамках которой были поставлены интерпретации таких пьес, как «Ромео и Джульетта», «Отелло» и многих других. Кто знает, может быть и благодарная «Московия» этим фестивалем поможет читателю открыть для себя Шекспира с новой стороны.