×

«Святая нашей культуры»

Ровно год назад завершился земной путь Елены Цезаревны Чуковской — литератора, верной  помощницы Александра Исаевича Солженицына — представительницы той редкой породы людей, кого сам писатель называл «невидимками». Издатель и редактор многих замечательных книг, в первую очередь — наследия своей семьи — деда Корнея Ивановича и матери — Лидии Корнеевны Чуковских
+

В 2011 году ей присудили премию Солженицына со словами «за подвижнический труд по сохранению и изданию богатейшего наследия семьи Чуковских; за отважную помощь отечественной литературе в тяжёлые и опасные моменты её истории».

Свящ. Иоанн Привалов:
Елену Цезаревну Чуковскую сложно охарактеризовать в нескольких словах, потому что она — человек уникальный, эпохальный. Я всегда знал, что Елена Цезаревна из тех людей, о которых наш Господь говорит — «соль земли». Она одна из тех праведников, без которых не стоит Русская земля. Александр Солженицын в самом конце «Матрёниного двора» пишет о своём внезапном прозрении: «Все мы жили рядом с ней и не поняли, что есть она тот самый праведник, без которого, по пословице, не стоит село. Ни город. Ни вся земля наша».

С 1998-го по 2006-й годы с благословения епископа Архангельского и Холмогорского Тихона наше Преображенское братство в Архангельске проводило ряд встреч с выдающимися людьми современности, с теми, «чья жизнь и работа в гнетущие десятилетия обеспечивала, ткала непрерывность культурного самосознания России». Именно так охарактеризовала наших гостей Наталия Дмитриевна Солженицына.

chukovskaya1 Медиапроект s-t-o-l.com

Елена Чуковская со своей матерью Лидией Чуковской, 1968

Все наши гости были выдающимися людьми современности, силой и славой современной России. Каждый из них был мастером своего дела — кто в поэзии, кто в исследовании, кто в актёрском мастерстве. Для меня, как устроителя этих встреч, было важно показать жителям Архангельской области чудо личности каждого гостя. Дело это тонкое, не предполагающее лобовых решений. Облегчало задачу лишь то, что каждый наш гость мог выйти к архангельским собеседникам с собственной программой: поэт прочитать стихи, актёр показать спектакль, певица дать концерт и т.д. А дальше всё зависело от зрителя — если он догадывался, что возможности этой встречи значительно больше обычного концерта, то в его сердце совершалось духовное событие, а если ему было достаточно концерта, то тогда он уходил отдохнувшим, просветлевшим и радостным.

Трудности возникли с представлением Елены Цезаревны Чуковской. Едва произносилась фраза: «к нам приедет внучка Корнея Чуковского», как начинался лёгкий ажиотаж. Все уже предвкушали встречу не с внучкой Корнея Ивановича, а с самим дедушкой Корнеем. Большинство ждало азартного, артистического гостя, рассказывающего архангельской публике о своих встречах с Александром Блоком, Львом Толстым и Максимом Горьким. Я же оказался перед сложнейшей задачей — как представить людям праведника, не называя его праведником, как рассказать людям о том, кем была Люша Чуковская для литературной и общественной жизни России второй половины ХХ века, если люди ничего не знали об этой невидимой, потаённой жизни?

chukovskaya-3 Медиапроект s-t-o-l.com

Елена Цезаревна Чуковская

Помню, что многие были разочарованы встречей с Еленой Цезаревной и говорили мне откровенно: «Отец Иоанн, мы разочарованы, потому что хотелось увидеть и услышать то, что нельзя прочитать в книжках. Вот с Сергеем Юрским встреча была потрясающая, а здесь чего-то не хватило…» Тогда я лучше прочувствовал боль Александра Исаевича, зафиксировавшего во второй половине 1950-х годов тот момент, когда русское сердце перестало чувствовать присутствие праведников. «Все мы жили рядом с ней и не поняли…»
Корней Иванович Чуковский, Лидия Чуковская, Елена Чуковская Медиапроект s-t-o-l.com

Корней Иванович Чуковский, Лидия Чуковская, Елена Чуковская

Можно сказать, что Елена Цезаревна — это Матрёна русской культуры, одна из тех праведниц, без которых не стоит земля наша. Только та Матрёна — крестьянка, а это — из русской интеллигенции. У меня всегда было ощущение, что Елена Цезаревна — последний представитель русской интеллигенции, той самой, которая родилась в день смерти Пушкина. Как известно, русская интеллигенция была особым явлением, аналога которому нет в других культурах. Наша интеллигенция не была однородна: были в ней и недоучившиеся студенты, бросавшиеся в революционное брожение, но были и авторы «Вех», был Чехов, земские врачи, учителя. Из русской интеллигенции вышли, ей принадлежали святой архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий), отец Сергий Булгаков, преподобномученица Мария (Скобцова), Николай Бердяев и многие, многие другие, составившие славу России.

По моему мнению с уходом Елены Цезаревны завершилась и история русской интеллигенции как особого явления. Это не значит, что у нас больше нет интеллектуалов мирового и европейского уровня. Слава Богу, есть! Есть интеллигентные, культурные люди, есть замечательные люди во всех отношениях, но русской интеллигенции больше нет. Ушёл её последний представитель. У отца Александра Меня есть замечательное выражение: «святые нашей культуры». Так он назвал русских мыслителей начала ХХ века. Мне хочется позаимствовать это выражение и сказать, что Елена Цезаревна Чуковская — это святая нашей культуры, что мы счастливы от того, что нам довелось жить в одно время с этим лучезарным Чудом.