×

Умение читать – навык поздний и в общем необязательный

За месяц мы прочитываем в соцсетях объём «Войны и мира». Почему бумажные книги проигрывают электронным конкурентам, но остаются пропуском в вечность?
+
 Медиапроект s-t-o-l.com

Писатель Сергей Беляков, лауреат Национальный литературной премии «Большая книга», заместитель главного редактора журнала «Урал». Фото: Иван Абатуров / Wikimedia

Бумага против Большого Брата

«Зачем вам бумажный журнал? Сейчас все переходят в интернет. Переходите и вы», – говорил моим коллегам председатель правительства области. Экономия средств. Экономия бумаги. Бухгалтерская документация уже большей частью стала электронной. Мало кто читает новости в бумажных газетах. Большинство узнает их в интернете, часто на электронных ресурсах тех же газет, что ещё несколько лет назад были обычными бумажными изданиями. Да и мой родной журнал «Урал» в Сети есть. И читают его электронную версию в десять, а некоторые материалы – и в сто раз больше, чем версию бумажную.

Но мы не отказались от бумажного журнала и никогда не откажемся от него, потому что бумажная версия намного важнее электронной. И даже у бумажной книги перспективы куда лучезарнее, чем у электронной.

Электронные издания настолько подвержены манипуляциям, что позволяют осуществить давнюю мечту: сделать бывшее небывшим

«Что написано пером, того не вырубишь топором». Истина, полностью верная для бумажного издания, но не для электронного. Электронное издание – мечта оруэлловского «Большого Брата». Электронные издания настолько подвержены манипуляциям, что позволяют осуществить давнюю мечту: сделать бывшее небывшим. Сегодня был материал в электронном издании, а завтра его уже нет, будто и не было. И даже не завтра, а через минуту. Можно, конечно, сделать скриншот, но это неудобно. Редкий читатель будет столь предусмотрителен. С бумажной версией это сделать сложнее.

В 1962 году журнал «Новый мир» опубликовал один из самых нашумевших текстов XX века – «Один день Ивана Денисовича» А.И. Солженицына. Сначала писателю за него чуть было Ленинскую премию не вручили. Однако через несколько лет Солженицына уже сочли злейшим врагом режима. Если б «Иван Денисович» был опубликован в современном электронном издании, то труда бы не составило изъять его из оборота. А тогда? Можно было изъять из библиотек, но десятки тысяч подписчиков сохранили журнал у себя дома. Полный контроль над умами невозможен в эпоху многотиражных бумажных изданий. В эпоху электронных – вполне возможен. Поэтому бумажный журнал и бумажная книга так или иначе обеспечивают свободу слова.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Первое издание рассказа «Один день Ивана Денисовича» в «Новом мире», 1962 год. Фото: polka.academy

Несгораемая бумага

У электронных книг, журналов, каталогов есть и другая –  фундаментальная – слабость. Дело в том, что никто в мире не знает, как долго электронная информация может храниться. Бумажные книги могут жить сотни лет, а как долго проживёт электронный текст и где он будет жить? Помните времена, когда информацию с компьютера сохраняли на дискеты? Что сейчас с этой информацией? В лучшем случае её удалось переписать на CD-диски, потом переписали на DVD-диски. Но те и другие используют всё меньше. Сейчас самым надёжным хранилищем информации, насколько мне известно, считаются «облака» (удалённые дата-центры).

Книгу можно поставить на полку и не трогать. Конечно, она может сгореть во время пожара, но если книгохранилищ будет много, то велика вероятность, что в одном или нескольких она сохранится. Так, дожил до пожара 1812 года экземпляр «Слова о полку Игореве», хотя русские деревянные города горели очень часто, а копий «Слова», по всей видимости, было немного.

Бумажная книга и бумажный журнал – пропуск в вечность для автора текста. Вопрос в другом: останется ли у этого автора читатель?

А цифровые архивы надо переписывать и модифицировать. И какие потери информации возможны в этом процессе, мы можем только предполагать. Многие сайты, существовавшие лет 15–20 назад, уже давно исчезли. И восстановима ли с них информация – вопрос. В любом случае она или временно недоступна, или исчезла навсегда. Будто и не было её никогда.

Бумажная книга и бумажный журнал – пропуск в вечность для автора текста. Вопрос в другом: останется ли у этого автора читатель?

Картинка против книги

Умение читать – навык поздний и, в общем-то, необязательный. Человечество существует на земле около 200 000 лет, а письменность изобрели лишь 5 с половиной тысяч лет назад в Месопотамии или 6 с половиной тысяч лет назад в Трансильвании (но эта письменная традиция, видимо, прервалась). Однако многие племена ещё тысячи лет обходились без письменности. Что там племена, когда ещё в конце XIX века 80 % жителей России были неграмотны. Уже напечатаны «Евгений Онегин», «Герой нашего времени», «Война и мир», «Записки охотника», «Кобзарь», а миллионы крестьян только рассматривали картинки (не обязательно лубочные): «Как мыши кота хоронили», «Илья Муромец и Соловей-разбойник», «Козак Мамай» и многие-многие другие. Эпоха массовой почти всеобщей грамотности и обязательного школьного образования как будто изменила ход истории. Письменное знание стало всеобщим и необходимым. Знакомство с литературным наследием человечества – непременным условием карьеры, успеха и просто нормальной жизни в современном обществе.

И как же быстро всё переменилось! Настало время, когда едва ли не у каждого человека в кармане есть доступ к тысячам книг, но эти книги ему не нужны. Ему нужны картинки, как 200 лет назад. И вот мы рассматриваем мемы – те же самые картинки, пусть и с подписями: «Наташа и коты», «Вы продаёте рыбов?» и ещё очень многие. Они стремительно набирают популярность, а потом забываются так, будто их никогда и не было на свете.

Для чтения требуются усилия, интеллектуальная работа. Рассматривание картинки требует куда меньших усилий

Визуальный образ победил книжное знание, что не удивительно. Для чтения требуются усилия, интеллектуальная работа. Рассматривание картинки требует куда меньших усилий. Телевизор легче смотреть, чем читать – читать и думать.

У книги очень много сильных конкурентов. В борьбе за внимание современного человека книга им всё чаще проигрывает.

Даже люди, прежде слывшие книгочеями, сейчас всё чаще обсуждают не новые книги, а новые сериалы. Ничего не имею против этого жанра, кстати, идеально приспособленного для экранизации больших классических романов, но всё же грустно, что сама книга всё реже становится поводом для обсуждения.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Рабочие Челябинского железнодорожного узла получают книги в библиотеке, 1934 год. Фото: Государственный исторический музей Южного Урала

Даже очень знаменитая книга. Скажем, огромным успехом пользуется роман Гюзель Яхиной «Зулейха открывает глаза». У Яхиной большие, по нынешним временам, тиражи. Она лауреат престижных премий. Её прозу переводят за рубежом. Но не случайно грандиозный скандал вокруг неё вспыхнул только после сериала, после экранизации «Зулейхи» с Чулпан Хаматовой в главной роли. Тогда не десятки и не сотни тысяч, а миллионы людей узнали, что есть такая писательница. Влияние литературы несопоставимо с визуальным искусством.

Впрочем, есть и другая точка зрения. Писатель и учёный Владимир Губайловский считает, что современный человек читает не меньше, а больше. Только это совсем другое чтение: «Фэйсбук воспринимается как отдых, и нагружать себя трудными текстами, которые требуют критического осмысления и интерпретации, хочется не всегда (честно говоря, очень редко хочется). Чтение фрэнд-ленты это именно сёрфинг, то есть скольжение по поверхности, с редкими необременительными погружениями: нырнули за красивым камешком (повелись на броский заголовок), прочитали (а точнее, пробежали глазами примерно 20 % текста), выскочили и поскользили дальше». При этом общий объём прочитанного воистину огромен, пишет Губайловский: «постоянный пользователь Фэйсбука прочитывает за день десятки тысяч знаков, за месяц это объём “Войны и мира”».

Электроэнцефалограмма читающих Шекспира отличается от электроэнцефалограммы «читающих обыденные или бессмысленные тексты»

Поразительно, мы прочитываем каждый месяц «Войну и мир»! Увы, по качеству это чтиво далеко от прозы Льва Толстого. Сложные тексты читатель чаще всего обходит вниманием. Читают и «лайкают» подписи под фотографиями девушек и котов, под анекдотами и короткими сообщениями. Такое чтение, конечно, не слишком ценно. Учёные недавно «поверили алгеброй гармонию». Британский лингвист Филипп Дэвис, нейрофизиологи Гильом Тьери и Нил Робертс провели эксперимент. Оказывается, электроэнцефалограмма читающих Шекспира отличается от электроэнцефалограммы «читающих обыденные или бессмысленные тексты». Такое чтение мозг воспринимает как решение сложной задачи, активизируются другие области мозга, активизируются нейронные связи. Мозг работает гораздо интенсивнее. Это своеобразная «гимнастика» для ума. Она замедляет старение мозга, помогает адаптироваться к быстро меняющемуся миру.

«Хорошая книга делает человека умнее, острее, я бы даже сказал – сложнее». Как видим, слова эпизодического отрицательного (но умного) героя «17 мгновений весны» подтверждаются в полной мере. Так было прежде. Ход истории предугадать трудно, но у нас есть все основания считать, что так будет и спустя много лет.

Включить уведомления    Да Нет