×

Услужливая идея

Известные философы России (из Института философии РАН, НИУ ВШЭ и МГУ) обратились с открытым письмом к президенту Владимиру Путину
+

В нем они просят о двух вещах: назвать 2016 год Годом философии в России и создать Национально-философский просветительский центр – эдакую площадку, с помощью которой авторы обращения и их коллеги могли бы популяризировать свои теоретические разработки в масштабах всей страны.

Событие вызвало сложную реакцию. Все понимают, когда это письмо написано и в каких условиях: страна активно милитаризируется и ищет идеологические скрепы для оправдания своей политики. И вот философы – эти вольные и неподкупные умы – предлагают свою помощь. Давайте, мол, создадим Центр на условиях «государственно-частного партнерства». Хотя не нужно быть философом, чтобы понять, чьи условия в таком «партнерстве» и в такое время окажутся решающими.

С другой стороны, положение гуманитарных наук в России, действительно, удручающее. И действительно, нет «проектов будущего», и действительно, не хватает «воздуха интеллектуализма». Все, о чем пишет председатель московско-петербургского философского клуба Александр Захаров в своем «прологе» к открытому посланию президенту, справедливо. «Очевиден тотальный дефицит творческого научного мышления. В обществе сложился антитеоретический консенсус, в соответствии с которым отсутствие интеллектуального творчества и леность мысли являются нормой…», со всем этим надо что-то делать – кто же возразит?..

Окончательно обескураживает и сбивает с толку список лиц, подписавшихся под воззванием. Здесь, например, и Александр Рубцов – один из соучредителей Вольного исторического общества, колумнист «Ведомостей», последовательный либерал; и Валерий Расторгуев – один из главных спикеров Всемирного русского народного собора, автор «Русской народной линии», последовательный национал-консерватор. И непонятно: они оба подписались потому, что смогли подняться над идейными разногласиями и осознать «корпоративную» философскую солидарность, или потому, что каждый оценил послание (написанное в универсальном стиле «и нашим, и вашим») по-своему?..

По-видимому, вопрос реакции на предложение философов – это вопрос отношения к допустимости компромиссов в сегодняшней России. Авторы письма-доклада, конечно, понимали, кто их адресат, и аккуратно подстраивались под его воображаемые вкусы. Везде, где можно, слово «общество» было заменено на слово «государство» (чего стоит пассаж: «Потенциал философии для решения стратегических и тактических проблем развития нашего государства используется недостаточно», – у-у-ух, повеяло военным донесением!). Везде указано, что философия и будущий Центр будут способствовать «укреплению и расширению Русского мира». Везде подчеркнуто, что главная ценность для нашей страны, которую необходимо осмыслить, – это патриотизм. Но при этом и подчеркнуто, и указано, и заменено так, что не претит либеральному слуху. Есть и прямо либеральные пассажи: философия, например, связывается с «европейским методом мышления», «публичностью» и «дискуссионностью». Словом, очень аккуратная работа: и только общий контекст появления документа заставляет насторожиться.

Из конкретных предложений, помимо озвученных двух (о Годе философии и о Национально-философском просветительском центре), в докладе приведено еще несколько интригующих. В частности, авторы хотели бы открыть в стране Музей истории философской мысли, аналогов которому даже в мире нет. Идея в том, чтобы выстроить экспозиции будущего музея не вокруг личностей, эпох и артефактов, а вокруг идей и концептов, в разные периоды времени становившихся для России решающими. Если вспомнить, что «поэт в России больше, чем поэт», и вообще о «словоцентричности» нашего общества, такой проект мог бы оказаться по меньшей мере интересным.

Но может стать и опасным. Если исторические фальсификации еще как-то поддаются развенчанию по формальным критериям истинности, то с философскими идеями дело куда запутаннее и сложнее. Чем было славянофильство для России? А чем был марксизм? Кто возьмется сегодня объективно и непротиворечиво о них рассказать? И кто будет гарантировать здесь «объективность»?

Авторы послания указывают, что в начале ХХ века, почти сто лет назад, страна уже совершила ошибку, отослав лучшие умы на «печально известном философском пароходе», и советуют современной власти оказаться благоразумнее. Однако страшно представить, что было бы, оставь советская власть всех философов на родине. Что было бы с этими философами. Так что историческая аллюзия работает, скорее, против авторов доклада: далеко не всегда «партнерство» интеллектуалов и власти оказывается не просто полезным, но и возможным.