Два патриарха свободной церкви

1 февраля – День православных братств и день интронизации патриарха Кирилла. Есть определённый смысл в сочетании этих дат

Митрополит Калининградский и Смоленский Кирилл и Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Фото: Игорь Зарембо/РИА Новости

27 января – день интронизации патриарха Кирилла. Это второй патриарх в нашей стране после развала СССР, в стране, где прекратились – по крайней мере официальные – гонения на церковь. Оценки церковной жизни за 30 лет свободы, как правило, отрицательные. Но почему-то при этом главную вину за это возлагают на нынешнего патриарха, а не на покойного Алексия II. Более того, многие даже либеральных взглядов православные верующие считают, что патриаршество последнего было гораздо лучше, чем нынешнего, и все нестроения современной РПЦ связывают только с Кириллом.

Какие основные проблемы отмечают критики патриарха Кирилла и обвиняют в этом непосредственного его? 

1. Жёсткая вертикаль власти, отсутствие соборности

Да, это правда. Но здесь Кирилл не придумал ничего нового. Разве при патриархе Алексии II архиерей не был всевластным владыкой в епархии? Разве перемещение клириков, их запрет и лишение сана не были в полной власти архиерея и при прежнем святейшем? Может, нынешний предстоятель РПЦ и усугубил ситуацию, но уже ту, что существовала при прежнем патриархе. 

Архиерейский произвол по отношению к клирикам? Всё так же было и при Алексии II. При нынешнем есть незначительное, но улучшение. Лучше стал работать общецерковный суд, и у клириков даже появилась возможность этот суд выиграть . Понятно, что в большинстве случаев суд займет сторону архиерея, но в самых вопиющих ситуациях есть возможность отстоять правду. Вообще управление делами патриархии нормально заработало только при нынешнем патриархе. То есть ты можешь написать обращение, жалобу – и тебе обязательно ответят, хотя и не факт, что дело решится в твою сторону, конечно. 

2. Фундаментализм, охранительство и духовная малограмотность верующих

Здесь надо отметить, что именно при патриархе Кирилле был издано распоряжение об обязательном оглашении на приходах. Да, в реальности всё это по сути было проигнорировано, но патриарх по крайней мере пытался. Всё-таки тема катехизации как-то актуализировалась. На приходах стали появляться катехизаторские курсы и евангельские кружки, которые раньше рассматривались как чужеродное протестантское явление. Вообще Евангелие именно при Кирилле стало не только «протестантской книгой», но и вполне православной.

Фото: Сергей Власов/Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Расцветом фундаментализма и мракобесия мы обязаны именно патриарху Алексию II, который в самом начале 1990-х решил сделать ставку на фундаменталистское крыло в церкви. Знаковым моментом стала конференция «Единство Церкви», на которой подверглись обличению и осуждению священники Георгий Кочетков и Александр Борисов. После этого прежний патриарх сделал ставку на фундаменталистов и всё живое отдал им на съедение. В его патриаршество был упущен важнейший момент, называемый ещё «вторым крещением Руси», когда тысячи людей обращались к церкви. Русь снова была крещена, но к просвещению не допущена. Церковь под начальством Алексия II предпочла возводить храмы и выстраивать отношения с властью. 

3. Сращённость с новой государственной властью

Патриарх Алексий II после 1991 года не только не скинул с себя оковы гос. попечения, но уже добровольно без всякого давления извне себя ими опутывал.  Да, Кирилл продолжил эту линию интеграции церкви в государственное пространство, но при этом он же пытается и отстаивать независимость церкви как религиозного института (другой вопрос, что это не особо получается). При тесном сотрудничестве Кирилл не хочет превращать церковь в государственный департамент и инструмент для решения общественно-политических задач. Как пример можно привести то, что он не занял какую-либо сторону в конфликте с Грузией и на Востоке Украине, не пришёл на торжество присоединения Крыма (прислал своих представителей), сохранил крымские епархии в составе Украинской православной церкви, но это не замечают. 

Можно в целом отметить небольшие, но положительные тенденции в церковном развитии. Всё больше священников, даже епископов, считают возможным или даже необходимым служение на церковно-русском языке. Нормой для мирян стало ежевоскресное причастие и причастие на праздники. Хотя трудностей ещё остаётся очень много. 

Почему же при всех положительных интенциях патриарха принципиально ничего не поменялось и церковь до сих пор находится в крайне плачевном состоянии? Почему её авторитет в обществе падает, внутри нет никакого единства? Прежде всего потому, что нынешний патриарх – ученик митрополита Никодима (Ротова), известного церковного иерарха советского периода, возглавлявшего Отдел внешних связей РПЦ МП – придерживается тактики своего учителя, которая предполагает жизнь в тесном сотрудничестве с государством, где церковь может выигрывать какие-то преференции и для себя. Но мы видим, что эта схема не работает. Лучше было бы обратиться к опыту и интуициям отношения с атеистической властью другого патриарха – святителя Тихона (Белавина). Патриарх Тихон в момент, когда церковь разрушалась как общественный институт, 1 февраля (18 января ст. с.) 1918 года обратился к верующим со своим знаменитым воззванием «немедленно устроять духовные союзы». В тот момент святой патриарх осознал, что надеяться можно только на собирание в самой церкви верующих людей – общины и братства: только они могут стать опорой церкви. Как написал в годы гонений своим братьям и сестрам  из Александро-Невского братства епископ Иннокентий (Тихонов), «братство есть церковь в церкви».

Патриарх Московский и всея России Тихон. Фото: общественное достояние

Хотя сейчас и не такие страшные времена, но патриарху Кириллу важно понять, что нет надежды только на налаживание исправной работы церковной систем. Более того, она внутренне истощена до основания и ремонту не подлежит. Патриарху в своих благих начинаниях надо искать опору в людях, в живых добровольных христианских союзах, пусть и не очень многочисленных, которые существуют в разных епархиях Русской церкви и сейчас. Нужен новый призыв к собиранию людей в неформальные церковные сообщества, призыв к личной инициативе и активности. Это трудно, будет множество проблем, но только это может сегодня принести добрый плод возрождения православной церкви на русской земле. Надо такой призыв обратить  к мирянам и священникам. И просто не мешать тем, кто что-то захочет в этом направлении делать. Всё могут поменять только люди, готовые брать ответственность в церкви добровольно, и на них надо опереться патриарху. Сможет ли это сделать патриарх? Дадут ли ему?

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ