«Я не могла рисковать детьми…»

Татьяна Анатольевна и её внуки эвакуировались из Горловки, что в Донецкой области. Их жизнь, как и жизни других беженцев, навсегда разделилась на «до» и «после» ещё восемь лет назад

Татьяна бежала из Горловки вместе с двумя внуками. Ее дочь погибла во время бомбежки 29 января 2015 года. Как только объявили эвакуацию, она сразу собрала вещи и увезла внуков, опасаясь за их жизни. Фото: Марина Сычёва

Татьяна бежала из Горловки вместе с двумя внуками. Ее дочь погибла во время бомбежки 29 января 2015 года. Как только объявили эвакуацию, она сразу собрала вещи и увезла внуков, опасаясь за их жизни. Фото: Марина Сычёва

Фотографии погибшей дочери Татьяны. Фото: Марина Сычёва

Фотографии погибшей дочери Татьяны. Фото: Марина Сычёва

Девушка полицейский на территории парк-отеля. Фото: Марина Сычёва

Девушка полицейский на территории парк-отеля. Фото: Марина Сычёва

Дочь Оксаны лежит рядом с небольшими сумками – единственным, что собрали с собой в дорогу. Фото: Марина Сычёва

Дочь Оксаны лежит рядом с небольшими сумками – единственным, что собрали с собой в дорогу. Фото: Марина Сычёва

Оксана бежала вместе с двумя дочерями. Фото: Марина Сычёва

Оксана бежала вместе с двумя дочерями. Фото: Марина Сычёва

Подготовка к ужину по случаю признания независимости ЛНР и ДНР. Фото: Марина Сычёва

Подготовка к ужину по случаю признания независимости ЛНР и ДНР. Фото: Марина Сычёва

Девочка раскладывает приборы. Фото: Марина Сычёва

Девочка раскладывает приборы. Фото: Марина Сычёва

Ужин по случаю признания независимости ЛНР и ДНР. Многие из беженцев ждали приезда официальных лиц и какого-то торжества, но в итоге ужин прошел скомкано, все тихо поели и разошлись. Официальные лица приехали сильно позже ужина. Фото: Марина Сычёва

Ужин по случаю признания независимости ЛНР и ДНР. Многие из беженцев ждали приезда официальных лиц и какого-то торжества, но в итоге ужин прошел скомкано, все тихо поели и разошлись. Официальные лица приехали сильно позже ужина. Фото: Марина Сычёва

Ужин по случаю признания независимости ЛНР и ДНР.  Фото: Марина Сычёва

Ужин по случаю признания независимости ЛНР и ДНР. Фото: Марина Сычёва

Екатерина ждет врача, который посмотрит ее больную руку. Фото: Марина Сычёва

Екатерина ждет врача, который посмотрит ее больную руку. Фото: Марина Сычёва

Валентина бежала из вместе с двумя детьми. Фото: Марина Сычёва

Валентина бежала из вместе с двумя детьми. Фото: Марина Сычёва

Лариса и ее семья бежали из Стаханова. На троих они собрали один чемодан и надеялись, что вернутся домой через пару дней. Фото: Марина Сычёва

Лариса и ее семья бежали из Стаханова. На троих они собрали один чемодан и надеялись, что вернутся домой через пару дней. Фото: Марина Сычёва

Лариса и ее семья во время обеда. Фото: Марина Сычёва

Лариса и ее семья во время обеда. Фото: Марина Сычёва

Мини-концерт на территории парк-отеля по случаю признания Россией независимости ЛНР и ДНР. Фото: Марина Сычёва

Мини-концерт на территории парк-отеля по случаю признания Россией независимости ЛНР и ДНР. Фото: Марина Сычёва

Катя смотрит в окно во время концерта. Некоторые в лагере лежат с температурой, как и Галина. Говорят, что это не ковид, а застудились во время ночного переезда. Фото: Марина Сычёва

Катя смотрит в окно во время концерта. Некоторые в лагере лежат с температурой, как и Галина. Говорят, что это не ковид, а застудились во время ночного переезда. Фото: Марина Сычёва

Валентин у своего «номера». Фото: Марина Сычёва

Валентин у своего «номера». Фото: Марина Сычёва

Валентин с женой бежали из Горловки. Дома у них осталась дочь, с которой они не могли выйти на связь несколько дней. Фото: Марина Сычёва

Валентин с женой бежали из Горловки. Дома у них осталась дочь, с которой они не могли выйти на связь несколько дней. Фото: Марина Сычёва

Галина дозвонилась до дочери и расспрашивает полила ли та растения. Фото: Марина Сычёва

Галина дозвонилась до дочери и расспрашивает полила ли та растения. Фото: Марина Сычёва

Галина и Валентин смотрят выступление президента РФ. Фото: Марина Сычёва

Галина и Валентин смотрят выступление президента РФ. Фото: Марина Сычёва

Галина переживает за свою дочь, которая осталась в Донецкой области. Фото: Марина Сычёва

Галина переживает за свою дочь, которая осталась в Донецкой области. Фото: Марина Сычёва

Многие бежали в зимней обуви. В Ростове-на-Дону +13 и теперь люди ищут где достать обувь полегче. Фото: Марина Сычёва

Многие бежали в зимней обуви. В Ростове-на-Дону +13 и теперь люди ищут где достать обувь полегче. Фото: Марина Сычёва

Валентин, Галя и Катя идут в магазин за легкой обувью. Фото: Марина Сычёва

Валентин, Галя и Катя идут в магазин за легкой обувью. Фото: Марина Сычёва

Валентин ждет, когда жена выберет обувь. Фото: Марина Сычёва

Валентин ждет, когда жена выберет обувь. Фото: Марина Сычёва

1 / 23

Аудиозапись разговоров – Марина Сычева, обработка текста – Павел Жуков

Совершенно другие разговоры

В парк-отеле «Аэлита» шумно и людно. Но сейчас здесь разместились не привычные отдыхающие, а беженцы. Женщины, дети и старики, которые вынуждены были покинуть свои дома в Донецкой и Луганской областях. Всего – более ста тридцати человек, из которых пятьдесят пять – дети.

На территории суетливо и тревожно. Все разговоры сводятся к новостям из родных мест, ведь у многих там остались родственники. Далеко не все смогли уехать. Немного отвлечься от страшных мыслей помогают рутинные дела – в отеле введён режим самообслуживания. Беженцы помогают на кухне, убирают территорию. Но даже занимаясь каким-то делом, люди прислушиваются к телевизорам. Они хотят услышать названия своих населённых пунктов и одновременно очень этого боятся. Новости-то могут быть разными…

Доставляет проблем и мелочёвка, о которой в экстренной ситуации забыть проще простого. Беженцы были уверены, что покидают дама на короткий срок, буквально на неделю. Соответственно, с собой у них лишь самое необходимое. Вещи тёплые, зимние, переодеться во что-то более лёгкое нет возможности. Зато есть крыша над головой, еда и уверенность, что в ближайшие ночи можно спать спокойно.

У каждого беженца своя история, но всех их объединяет одно – жизнь, разделившаяся на «до» и «после» в 2014 году. О тех страшных событиях люди пытались донести правду иностранным журналистам, побывавшим в «Аэлите».

– Правду пишите, не перевирайте! – строго наказали женщины англоязычному журналисту.

Ему рассказали о последних восьми годах жизни. Об обстрелах, гибели родных и знакомых, о жизни в подвалах, о зависти к крымчанам, о страхе. Отдельно и много говорили о России, о президенте Путине. Его воспринимали, как спасителя, который защитил не только их, но и весь мир от Третьей Мировой войны.

Российским же журналистам рассказывали о том, как покидали родные дома. Брали с собой самый минимум вещей, верили, что вскоре вернутся. Дорога в Россию была тяжёлой. Длительные остановки, страх перед неизвестностью и холод. Например, Юлия, которая эвакуировалась вместе с детьми из Горловки, даже хотела вернуться обратно. Никто ничего не понимал. Но и возвращать было слишком опасно. Всё, что происходило за последние восемь лет, забыть невозможно.

Самое страшное испытание на долю Горловки и её жителей выпало тогда, в самом начале боевых действий. Город нещадно бомбили. Прилёты стали неотъемлемой частью жизни. Однажды снаряд взорвался в центре города, на улице, где местные бабульки торговали «дарами природы». Многие погибли. А люди адаптировались под новые реалии. Они узнали, если слышно свист снаряда, значит он летит куда-то дальше. Снаряд, летящий в твой дом, не услышишь. Но год за годом жизнь становилась чуть-чуть лучше, Горловка начинала оживать. Вновь, как и до событий 2014 года, заработали кафешки. Да, обстрелы всё ещё происходили, но были «на передке», где-то там, за городом. Из России приезжали различные артисты. Чуть ли не самым частым гостем стала Чичерина. И опять всё рухнуло…

История трёх трагедий

Татьяна Анатольевна тоже из Горловки. И ей на старости лет выпало пережить много кошмаров. Вплоть до 2014 года жизнь текла своим чередом. Она вспоминала, что до кровопролитных событий жителям города, несмотря на их политические взгляды, удавалось найти компромисс и наиболее острых тем старались не касаться. Но многие тяготели к России. Для них Россия была эдаким продолжением Советского Союза, куда людям хотелось бы вернуться. И политику властей Украины, нацеленную на отрывание от России, они не разделяли. Говорили всегда на русском, хотя и украинским языком владели. Но так было привычнее, удобнее.

Переломным стал 2014 год. Тогда люди верили, что кровопролитие закончится быстро. Не закончилось. А в начале 2015 года в жизнь Татьяны Анатольевны пришла беда.

Женщина хорошо помнит тот роковой день – 29 января. Тогда было тихо, не бомбили. Дочь Галина вместе с младшим сыном Артёмом, которому не было её и трёх лет, решила выйти погулять. Её старший сын – девятилетний Дима, остался у бабушки с дедушкой.

Произошёл обстрел, новость по городу разлетелась быстро. Говорили о нескольких погибших мужчинах. Поиски дочери ни к чему не привели. Обзвон моргов и больниц также оказался безуспешен. Удалось лишь выяснить, что в одно из учреждений был доставлен труп мужчины. Татьяна Анатольевна решила проверить и отправилась на опознание.

Галину узнать было практически невозможно. От взрыва её голова и лицо сильно пострадали. Медики, не вдаваясь в подробности, решили, что им доставили мужчину. Но Татьяна Анатольевна поняла, что перед ней дочь. Чувства и эмоции попытались захлестнуть женщину, но она справилась – нужно было отыскать младшего внука. Надежда на то, что он выжил придала Татьяне Анатольевне сил. Как стало потом известно, в тот роковой день погибло шестнадцать человек…

Артёма вскоре нашли. Маленький, перепуганный мальчишка прятался в подвале. Ему чудом удалось выжить, но перед бабушкой был уже совершенно другой внук. Психологическая травма оказалась настолько мощной, что мальчишка замкнулся. А про маму он не вспоминал, как будто её и не было.

Галину похоронили на местном кладбище. Людей почти не было. Но Татьяна Анатольевна на родню и знакомых не обиделась. Город опять обстреливали. И женщина хоронила свою дочь под раскатистую канонаду.

Татьяна Анатольевна не стала сразу говорить внукам о трагедии. По легенде, мама «просто уехала». Но старший быстро обо всём догадался. Он как-то сказал бабушке: «Я понял, что она погибла. Если бы с мамой всё было бы хорошо, то она обязательно бы позвонила».

Гибель Галины сильно ударила по всем. Её отец – бывший милиционер – быстро сдал. Ради внуков он старался держаться, но получалось плохо. Мужчина резко постарел, появились проблемы со здоровьем. Он как будто заранее сдался. Татьяна Анатольевна такой «роскоши» себе позволить не могла. Ответственность за будущее внуков пересилило горе. Женщина лечила свои расшатанные нервы, ходила к психологу с Артёмом. Врач сразу сказал, что мальчишка обязательно вспомнит маму, но, когда это произойдёт – неизвестно. Пока детская психика сработала чётко и оградила ребёнка от кошмарных воспоминаний.

Боевые действия в 2015 году всё ещё продолжались. Горловку то и дело обстреливали. Почти всё лето Татьяна Анатольевна с внуками ночевала в детском саду – на тот момент это было наиболее безопасное место при бомбёжке. Дело в том, что квартира женщины расположена на восьмом этаже и могло «прилететь».  

Так или иначе, но жизнь постепенно налаживалась. Татьяна Анатольевна оформила опеку над внуками, мечтала купить квартиру. Жили, конечно, скромно. Но бабушка умудрялась даже откладывать деньги на жилплощадь. По чуть-чуть, но регулярно. От органов опеки особой помощи не было. Наоборот, по словам Татьяны Анатольевны они лишь вставляли «палки в колёса». Но внуки давали сил жить дальше и мечтать о хорошем. Дима во всём старался помогать, старался вести себя, как обычный подросток. Но потеря матери не прошла бесследно.

Артём вспомнил маму лишь в прошлом году. Произошёл конфликт с другими детьми. Ничего серьёзного, но мальчишку прорвало. Он внезапно разрыдался, спросил у Татьяны Анатольевны, почему у всех детей есть мама и папа, а у него только бабушка и дедушка? Женщина всё ему рассказала.

***

В декабре прошлого года Татьяна Анатольевна похоронила мужа. Его смерть не стала неожиданностью, всё давно к этому шло. А новый год начался с эвакуации. Когда началась военная спецоперация России, она не сомневалась в том, что нужно уезжать в Россию. «Я не могла рисковать детьми», – поделилась Татьяна Анатольевна.

Собрали вещи, только самый необходимый минимум. Сильно помог Дима. Он убедил бабушку уезжать сразу и ничего не ждать. Парень в экстренной ситуации повёл себя, как взрослый мужчина. Поскольку ему ещё не исполнилось восемнадцать лет, его выпустили в Россию. Преодолев трудный путь, бабушка и два внука добрались до «Аэлиты».

Крыша над головой есть и трёхразовое питание. Татьяна Анатольевна хочет вернуться в Горловку, уже русскую Горловку. Строит планы на будущее и Дима. У него они связаны с Россией. Парень хочет перебраться сюда и стать историком.  

История трёх человек, трёх трагедий. Но надежда на лучшее, позволила им не сломаться. Жизнь продолжается, несмотря ни на что.

 

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ