«Мне кажется, у меня нет сил дать интервью»

97 % молодых россиян считают себя уставшими. «Стол» поговорил с молодыми людьми о причинах тотальной нехватки сил



Фото: Verne Ho / Unsplash

Фото: Verne Ho / Unsplash

Августовское исследование ВЦИОМ показало: 97 % молодых россиян чувствуют себя уставшими. Речь идёт о людях от 18 до 34 лет. Первые причины усталости, обозначенные в таблицах ВЦИОМ, следующие: загруженность на учёбе и работе, а также личная и профессиональная нестабильность. Но массив тех переживаний и мыслей, которые молодёжь носит в своих головах, не уместить ни в какую социологическую таблицу. «Стол» лишь слегка коснулся проблемы – и увидел такое…

Нас учат быть успешными, радостными, богатыми и при этом спокойными. Нет, нас учат этому не родители, а мы сами. Соцсети, в которые молодые люди погружены, пестрят достижениями и победами, но почему-то никто не задумывается о том, каким трудом человек этого достиг. Мы смотрим на чужие победы и думаем, что сделали недостаточно, ведь мы не можем похвастать новой машиной, поступлением в престижный вуз за границей или собственно-созданным новым продуктом, который всем очень нужен. Молодёжь сама не успела понять, что истории успеха в соцсетях – оружие против нас самих. Несколько разговоров с молодыми людьми из Москвы примерно одной возрастной категории – от 20 до 25 лет – показали: каждый из них чувствует себя стабильно уставшим. Все спикеры разными словами объясняют то, как на них давит интернет-пространство и тренд на «достигаторство». У многих слов уже не хватает… 

Прямая речь

Элина, студентка РГГУ, работает в кофейне:

– Последние 3 года я веду что-то вроде электронного дневника. Я вбила в поиск слово «устала», и оно стабильно встречается 4 раза в месяц в соседстве с «плачу» и с фразой «я так больше не могу». Наверное, есть люди, которые хронически устают, потому что много работают, но я полная их противоположность. Моя усталость во многом из-за прокрастинации. Смеха типичная: я недовольна жизнью, чувствую, что должна что-то сделать. Но затем испытываю тревогу, так как считаю, что не справляюсь или делаю недостаточно хорошо. Затем не могу заставить себя ничего сделать, и я живу с этим ощущением дни-недели-месяцы. Я не могу позволить себе хорошо отдохнуть, пока не почувствую удовлетворения от работы. Думаю, отягчающим фактором является политическая обстановка в стране и бессилие перед ней. Невозможно быть стабильным, когда у тебя нет прочной земли под ногами в родной стране. Я думаю, что это вызывает много тревог, а это для меня самая главная причина усталости.

Антон, окончил колледж, работает в компании VK:

– Усталость в моей жизни присутствует статично. Иногда я чувствую её в меньшей степени, например, сейчас, так как я наконец-то в отпуске в гостях у бабушки. Но я каждый обыкновенный рабочий день просыпаюсь уже уставшим. В 8-м классе мне поставили синдром хронического недосыпа. Я не чувствую, что отдыхаю во время сна. Каждый день я еду на работу и провожу на ней 9 часов, плюс дорога занимает 3 часа туда-обратно, так как я езжу в Москву из области. Во время дороги я доделываю дела, связанные с работой. Получается, что практически 12 часов в день я занят делами, которые «должен» делать. Я устал от всего, что «должен» и «обязан». Я начал работать с 16 лет, так как понимал, что необходимо помогать маме финансово. Сейчас же я так же продолжаю помогать семье. Но когда я был совсем молод, начальство пользовалось этим и нагружало меня сверх меры. Я чинил оборудование, работал курьером, был «на побегушках» у всех – работал почти весь день и получал за это 17 тысяч рублей в месяц. Тем более семья обычно забирает у молодых людей около половины зарплаты. Моя работающая мама, которая при этом брала на себя весь домашний быт, пришла как-то и сказала: «Я так больше не могу, давайте разделять обязанности». С тех пор домашние дела распределяются на всех членов семьи.

Полина, студентка ВШЭ, стажируется в компании РЖД:

– Я могу назвать себя усталым человеком. Летом гораздо легче, но после сессии я отдохнула всего 2 недели и пошла работать. Я устала просыпаться рано, ехать в час пик в метро, от всего, что сейчас происходит в моей жизни. Усталость затмила и то, что я лично хочу делать. Например, я не могу спокойно почитать книжку, сходить на выставку или посмотреть курс по изучению криптовалюты. Я начинаю выпадать, вылетать, засыпать. Не могу себя заставить сделать нужные вещи: 2 недели не могла подать заявление на паспорт через госуслуги, хотя это делается 3 минуты. Очень устаю от людей и от общения. Иногда не хочу разговаривать с людьми, нет сил поддерживать диалог. Во время учёбы начинается зуд, всё чешется, нахожусь в состоянии, когда могу заплакать в любой момент. Поглощает ощущение, будто ты делаешь мало, недостаточно. Интернет-пространство, от которого молодёжь зависит, всё время учит нас «комплексу достигаторства». Мы смотрим на ребят, которые в 18 лет зарабатывают миллиарды типа Дани Милохина, и думаем, что мы что-то делаем не так: «Этого недостаточно». В 26 лет ты должен иметь квартиру, машину, загородный дом. В итоге в 30 лет люди не знают, чего они хотят, и это нормально. Мы же думаем, что норма – это зарабатывать суммы с подросткового возраста, но это не так. Женщины устают сильнее. От них просят больше. Женщина должна быть мультизадачной, ведь от неё ждут образованность, красоту, работу, умение ведения быта, нежность, способность родить и вырастить детей и так далее. Если женщина страшная и богатая, ей предъявят за то, что она страшная. Если женщина красивая и бедная, ей скажут, что она дура.

Лайма, студентка РГГУ, занимается художественной фотографией:

– Ощущение усталости превалирует над всеми другими ощущениями во мне. Я долгое время пытаюсь что-то изменить в своей жизни. Ты прилагаешь больше усилий, чем получаешь взамен. Уровень затрат несопоставим с ответной реакцией. Единственное любимое дело – это фотография. Она даёт мне силы, это моё творчество. Но чтобы получить обратную связь от людей, которых я фотографирую, нужно также приложить большие усилия. Дел всегда очень много, и они никогда не заканчиваются. Ты постоянно находишься с «тугой головой». Но когда ты решаешь остановиться и расслабиться, ты ощущаешь чувство вины. Ты думаешь, что жизнь утекает куда-то, пока ты бездействуешь. Усугубляют это состояние соцсети, где пропагандируются ускоренный темп жизни и постоянная конкуренция. Ещё моё положение осложняет работа в сфере обслуживающего персонала. Там ты чувствуешь обиду, потому что твой духовный ресурс не реализуется, и понимаешь, что глобально то, что ты делаешь, не имеет ценностную важность. У меня есть образ: усталость похожа на то, будто ты стоишь под знойным солнцем, смотришь на него, щуришься, но ничего не можешь рассмотреть, и при этом это же солнце тебя сжигает. Мне помогают: во-первых, смешные картинки, а во-вторых, люди. Мне приятно чувствовать духовное родство с теми, с кем у нас общее восприятие мира. Я чувствую себя с ними защищённой, спокойной и свободной. Но эта защищённость заканчивается там же, где мы расходимся. Меня поддерживает искусство. Если я случайно встречаю то, что мне нужно, меня это очень бодрит. Апатия для меня – самое страшное. Я пытаюсь себя вытащить из этого состояния, какую бы эмоцию я не испытывала.

С точки зрения экспертов

У большинства проблем в жизни человека есть душевные и духовные причины. «Стол» обратился к психиатру и катехизатору (наставнику на христианском пути), чтобы разобраться в феномене массовой усталости молодых. 

Фото: Annie Spratt / Unsplash 
Фото: Annie Spratt / Unsplash 

Психиатр Полина Садур: 

– Критерий хронической усталости в том, что человеку не хватает того отдыха, который он изначально запланировал. То есть когда мы не можем отдохнуть в перерывах между работой, в выходные, в отпуск. Но нужно разграничивать хроническую усталость с депрессивной симптоматикой. В первом случае человек должен перерабатывать, выматываться в течение долгого времени, в то время как усталость при депрессии может взяться из ниоткуда, в отсутствие эмоциональной перегрузки. При хронической усталости людям перестает приносить радость всё то, что они хотят сделать по своему собственному желанию, то, что в широком смысле можно назвать развлечениями. В такой период развиваются различные зависимости, часто люди набирают вес. Мы заменяем возможность здорового отдыха на неправильную альтернативу, например, скроллинг в интернете. То есть человек не ложится спать на пару часов, а бесцельно проводит время онлайн, потому что не может расслабиться. Люди перестают получать наслаждение от общения. В лучшем случае это что-то нейтральное, в худшем – люди получают негативные эмоции.

Катехизатор Михаил Бахадов:

– Начну с пары тезисов в защиту усталости – для целостного понимания. Сейчас мы живём в годы «культа продуктивности». Общество само себе проецирует мысль, что человек – это машина по созданию продукта. Наша работа теперь в телефоне, который мы не выпускаем из рук. Работа проникла в наши дома и наши спальни. Наша усталость в таком ритме – естественное состояние. Она напоминает нам о том, что мы не машины, и в этом её большой плюс. Это фактор, показывающий нам, что у нас не всё под контролем, так как и не должно быть таким. Ведь усталость – и душевная, и физическая – является защитным фактором от смертельного переутомления, и в этом смысле она показывает наши границы. Когда люди полны сил, когда они на большой скорости выполняют задуманное (особенно это касается молодых), они не готовы ничего слушать. Очень часто получается, что какие-то существенные шаги на пути к Богу, на пути к духовной жизни происходят тогда, когда человек устал, остановился и наконец-то готов что-то услышать. В погоне нет внимательности. Иногда нужно выдохнуться, чтобы понять, что тебе нужна помощь. Усталость может повлечь за собой кризис и обвал, а может и стать ступенькой на пути к Богу. Ведь Иисус тоже уставал. Мы видим Христа, который уснул на корме лодки; мы видим Христа, который устал после 40-дневного поста в пустыне, когда к нему подошли искушения. Но это состояние не мешало Его общению и служению людям.

Нормально, когда есть бодрость и есть усталость, есть день и есть ночь. Но проблема наступает, когда обратной стороны усталости – то есть бодрости – нет. Ведь бодрость появляется в том случае, если мы знаем, зачем она нам, куда можно приложить силы. Я думаю, среди молодёжи усталость так распространена, потому что именно в юности люди особенно ищут себя и свой путь и, не находя его, оказываются в состоянии выгорания – иногда на долгое время. Виктор Франкл (психиатр и философ, прошедший концлагерь) писал, что смысл надо не просто находить, а создавать самостоятельно. То есть нет готового смысла для нас лично, это мы призваны его творить.

Да, очень сложно понять, что же ты ищешь. Для этого нужно найти себе учителей, которых ты хочешь слушать, чей пример вдохновляет, которые ведут тебя к свету. Важно не оставаться одному со своим поиском. Быть с близкими. Также хороший способ уйти от усталости – это помогать другим. Помощь не универсальна, это риск, но очень часто помощь другому открывает в нас силы для того, чтобы двигаться самим. Важно взаимодействие с культурой своей страны, с искусством и литературой. У наших предков большой опыт, и он многое может прояснить и высветлить. Я не думаю, что мужчины и женщины в этом смысле разные, что женщины больше устают. Просто женщины свободнее об этом говорят. Мужчинам же принципиально важно поддерживать статус сильного, независимого, всего могущего человека, в то время как женщины более непосредственные в этом плане. Думаю, мужчины могут жаловаться на усталость, но только в очень близком кругу друзей. Вообще не приветствуется, если мужчина жалуется. Мне кажется, наши состояния одинаковы, но проявляются по-разному. Как в одной песне поется:

Кто скажет: «Мужчины не плачут», – не мудр.

Мне всё же, ей-богу, виднее.

Но слёзы текут не наружу, а внутрь,

А это намного больнее.





 

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ