«Тающий» Мурманск

Лица и индустриальные пейзажи северного города в фотопроекте Егора Кириллова

Фаина и Пётр переехали жить в Мурманск в конце 50-х годов, в браке – с 1964 года. Родом Пётр из Чебаркуля, Фаина – из Вологды. Он служил на флоте радистом и потом работал в портовой промышленности, она – на мебельной фабрике. Фаина и Пётр рассказывают: «Мурманск строили на наших глазах… Дом, в котором мы живём, построили одним из первых. До этого в этом районе было только два дома и больше ничего. Квартиру дали от предприятия». 

Фаина и Пётр переехали жить в Мурманск в конце 50-х годов, в браке – с 1964 года. Родом Пётр из Чебаркуля, Фаина – из Вологды. Он служил на флоте радистом и потом работал в портовой промышленности, она – на мебельной фабрике. Фаина и Пётр рассказывают: «Мурманск строили на наших глазах… Дом, в котором мы живём, построили одним из первых. До этого в этом районе было только два дома и больше ничего. Квартиру дали от предприятия». 

Кольский залив не замерзает благодаря теплому течению Гольфстрим. Местные жители хотят, чтобы появилась набережная, но этот вопрос остается открытым. 

Кольский залив не замерзает благодаря теплому течению Гольфстрим. Местные жители хотят, чтобы появилась набережная, но этот вопрос остается открытым. 

Андрею и Ире по 23 года, родились в Мурманске. Андрей – музыкальный продюсер, Ира – тележурналист. В ближайшее время хотят переехать в Москву. Ира: «Когда я в Мурманске, то мне просто хочется закрыть глаза и притвориться, будто этого никогда не было». Андрей: «Мурманск – это город сельского типа».

Андрею и Ире по 23 года, родились в Мурманске. Андрей – музыкальный продюсер, Ира – тележурналист. В ближайшее время хотят переехать в Москву. Ира: «Когда я в Мурманске, то мне просто хочется закрыть глаза и притвориться, будто этого никогда не было». Андрей: «Мурманск – это город сельского типа».

Мебельный магазин «Дружба» работает со времён СССР. 

Мебельный магазин «Дружба» работает со времён СССР. 

Богдану 23 года, учится на судоводителя. В Мурманске своего будущего он не видит: «Город тусклый и маленький, тут только старость встречать… Все одноклассники уехали, возвращаться не хотят, делать тут нечего». Также Богдан рассказал, что часто рыбу выгружают в Норвегии и других соседних странах, а потом мы её же и покупаем. Происходит так из-за неподготовленных и дорогих условий стоянки в нашем порту. 

Богдану 23 года, учится на судоводителя. В Мурманске своего будущего он не видит: «Город тусклый и маленький, тут только старость встречать… Все одноклассники уехали, возвращаться не хотят, делать тут нечего». Также Богдан рассказал, что часто рыбу выгружают в Норвегии и других соседних странах, а потом мы её же и покупаем. Происходит так из-за неподготовленных и дорогих условий стоянки в нашем порту. 

Вид из окна дома в спальном микрорайоне. 

Вид из окна дома в спальном микрорайоне. 

Насте 23 года, работает в Мурманском морском рыбном порту инженером-экологом. Её молодой человек – моряк. Он предлагает ей переехать из Мурманска в Санкт-Петербург: «Хоть и открываются новые разные места, сильно тут не разбежишься». Настя рассказала, что в селе Белокаменка на западном берегу Кольского залива возводят верфь по строительству плавучих заводов по сжижению природного газа, но для строительства почти не берут мурманчан. В основном приезжают люди из других городов для работы вахтовым методом. Так происходит из-за нежелания выплачивать местным северные надбавки. 

Насте 23 года, работает в Мурманском морском рыбном порту инженером-экологом. Её молодой человек – моряк. Он предлагает ей переехать из Мурманска в Санкт-Петербург: «Хоть и открываются новые разные места, сильно тут не разбежишься». Настя рассказала, что в селе Белокаменка на западном берегу Кольского залива возводят верфь по строительству плавучих заводов по сжижению природного газа, но для строительства почти не берут мурманчан. В основном приезжают люди из других городов для работы вахтовым методом. Так происходит из-за нежелания выплачивать местным северные надбавки. 

Мурманский мусоросжигательный завод.

Мурманский мусоросжигательный завод.

Никите и Вике по 21 году, учатся на лингвистов-переводчиков: «Мы бы хотели к 25 годам уехать из Мурманска. Куда – ещё не решили». 

Никите и Вике по 21 году, учатся на лингвистов-переводчиков: «Мы бы хотели к 25 годам уехать из Мурманска. Куда – ещё не решили». 

В городе до сих пор есть деревянные бараки, в которых живут люди. Один из таких домов жители обшили мягкими игрушками. 

В городе до сих пор есть деревянные бараки, в которых живут люди. Один из таких домов жители обшили мягкими игрушками. 

1 / 11

<em>Текст и фото: Егор Кириллов</em>
Текст и фото: Егор Кириллов

Мурманск – крупнейший в мире город, расположенный за Северным полярным кругом. В 1971 году в городе проживало около 310 тысяч человек, за 20 лет население выросло до полумиллиона. Связано это было с ростом рыбной промышленности, развитием военно-морского дела и прочих инфраструктур города, а главное – с большими заработками. На Север ехали жить со всего Советского Союза.

Современный Мурманск обеднел людьми. С 1998 года население уменьшилось почти на 100 тысяч человек. В большинстве своём уезжает молодёжь.

Это проблема многих городов страны: центр переполнен, края пусты. Если тенденция сохранится, то часть населённых пунктов просто исчезнет. Мурманск – один из многих «тающих» городов в России. 

Фаина и Пётр переехали жить в Мурманск в конце 50-х годов, в браке – с 1964 года. Родом Пётр из Чебаркуля, Фаина – из Вологды. Он служил на флоте радистом и потом работал в портовой промышленности, она – на мебельной фабрике. Фаина и Пётр рассказывают: «Мурманск строили на наших глазах… Дом, в котором мы живём, построили одним из первых. До этого в этом районе было только два дома и больше ничего. Квартиру дали от предприятия». 
Фаина и Пётр переехали жить в Мурманск в конце 50-х годов, в браке – с 1964 года. Родом Пётр из Чебаркуля, Фаина – из Вологды. Он служил на флоте радистом и потом работал в портовой промышленности, она – на мебельной фабрике. Фаина и Пётр рассказывают: «Мурманск строили на наших глазах… Дом, в котором мы живём, построили одним из первых. До этого в этом районе было только два дома и больше ничего. Квартиру дали от предприятия». 

 

Кольский залив не замерзает благодаря теплому течению Гольфстрим. Местные жители хотят, чтобы появилась набережная, но этот вопрос остается открытым. 
Кольский залив не замерзает благодаря теплому течению Гольфстрим. Местные жители хотят, чтобы появилась набережная, но этот вопрос остается открытым. 

 

Андрею и Ире по 23 года, родились в Мурманске. Андрей – музыкальный продюсер, Ира – тележурналист. В ближайшее время хотят переехать в Москву. Ира: «Когда я в Мурманске, то мне просто хочется закрыть глаза и притвориться, будто этого никогда не было». Андрей: «Мурманск – это город сельского типа».
Андрею и Ире по 23 года, родились в Мурманске. Андрей – музыкальный продюсер, Ира – тележурналист. В ближайшее время хотят переехать в Москву. Ира: «Когда я в Мурманске, то мне просто хочется закрыть глаза и притвориться, будто этого никогда не было». Андрей: «Мурманск – это город сельского типа».

 

Мебельный магазин «Дружба» работает со времён СССР. 
Мебельный магазин «Дружба» работает со времён СССР. 

 

Богдану 23 года, учится на судоводителя. В Мурманске своего будущего он не видит: «Город тусклый и маленький, тут только старость встречать… Все одноклассники уехали, возвращаться не хотят, делать тут нечего». Также Богдан рассказал, что часто рыбу выгружают в Норвегии и других соседних странах, а потом мы её же и покупаем. Происходит так из-за неподготовленных и дорогих условий стоянки в нашем порту. 
Богдану 23 года, учится на судоводителя. В Мурманске своего будущего он не видит: «Город тусклый и маленький, тут только старость встречать… Все одноклассники уехали, возвращаться не хотят, делать тут нечего». Также Богдан рассказал, что часто рыбу выгружают в Норвегии и других соседних странах, а потом мы её же и покупаем. Происходит так из-за неподготовленных и дорогих условий стоянки в нашем порту. 

 

Вид из окна дома в спальном микрорайоне. 
Вид из окна дома в спальном микрорайоне. 

 

Насте 23 года, работает в Мурманском морском рыбном порту инженером-экологом. Её молодой человек – моряк. Он предлагает ей переехать из Мурманска в Санкт-Петербург: «Хоть и открываются новые разные места, сильно тут не разбежишься». Настя рассказала, что в селе Белокаменка на западном берегу Кольского залива возводят верфь по строительству плавучих заводов по сжижению природного газа, но для строительства почти не берут мурманчан. В основном приезжают люди из других городов для работы вахтовым методом. Так происходит из-за нежелания выплачивать местным северные надбавки. 
Насте 23 года, работает в Мурманском морском рыбном порту инженером-экологом. Её молодой человек – моряк. Он предлагает ей переехать из Мурманска в Санкт-Петербург: «Хоть и открываются новые разные места, сильно тут не разбежишься». Настя рассказала, что в селе Белокаменка на западном берегу Кольского залива возводят верфь по строительству плавучих заводов по сжижению природного газа, но для строительства почти не берут мурманчан. В основном приезжают люди из других городов для работы вахтовым методом. Так происходит из-за нежелания выплачивать местным северные надбавки. 

 

Мурманский мусоросжигательный завод.
Мурманский мусоросжигательный завод.

 

Никите и Вике по 21 году, учатся на лингвистов-переводчиков: «Мы бы хотели к 25 годам уехать из Мурманска. Куда – ещё не решили». 
Никите и Вике по 21 году, учатся на лингвистов-переводчиков: «Мы бы хотели к 25 годам уехать из Мурманска. Куда – ещё не решили». 

 

В городе до сих пор есть деревянные бараки, в которых живут люди. Один из таких домов жители обшили мягкими игрушками. 
В городе до сих пор есть деревянные бараки, в которых живут люди. Один из таких домов жители обшили мягкими игрушками. 

 

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ