Стол Иосифа Бродского

Полторы комнаты поэта

Стол из

Стол из

«Нас было трое в этих наших полутора комнатах: отец, мать и я. Семья, обычная советская семья того времени. Время было послевоенное, и очень немногие могли позволить себе иметь больше чем одного ребёнка. У некоторых не было возможности даже иметь отца – невредимого и присутствующего: большой террор и война поработали повсеместно, в моём городе – особенно. Поэтому следовало полагать, что нам повезло, если учесть к тому же, что мы – евреи», – рассказывает Иосиф Бродский в своем эссе «Полторы комнаты». В нём он вспоминает о маме и папе, о Ленинграде, о юности, проведённой в отгороженном книгами закутке в коммуналке. Так же назван и музей, который открылся в той самой коммунальной квартире, где жила семья будущего Нобелевского лауреата.

Музей «Полторы комнаты» Иосифа Бродского. Фото: vk.com/brodsky.online
В другой части музея – целый ряд письменных столов расставлен вдоль стены. На них упаковка советского крема, спичечный коробок, карандаш. Все эти вещи нашли при вскрытии полов в полутора комнатах и соседних. Этот, в общем-то, бытовой мусор – подлинный свидетель жизни и поэзии –  превращён таким образом в «ахматовский» сор, мир творчества, «апофеоз частиц», как бы сказал Бродский. «Если пространство обладает собственным разумом и ведает своим распределением, то имеется вероятность, что хотя бы один из тех десяти метров тоже может вспоминать обо мне с нежностью. Тем более теперь, под чужими ногами», – размышлял поэт. В Фонтанном доме, где сейчас находится музей Анны Ахматовой, Бродский никогда не был. Но именно там находится «Американский кабинет Бродского» – настоящие его вещи из дома в Саут Хедли. В своём американском доме он собрал мебель, похожую на ту, что была в родительском доме. Именно за этим письменным столом было написано эссе «Полторы комнаты». На нём стоит лампа с абажуром в виде карты мира, портрет поэта Уистена Одена с дарственной надписью – он очень помогал поэту в эмиграции. И, конечно,  печатная машинка. На фотографиях – тот самый ленинградский дом Мурузи, его «полторы комнаты», где поэт стал поэтом.

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ