«Нам нужны новые города не как форма, а как содержание»

Правительство РФ и даже сам министр обороны Сергей Шойгу выступили за строительство новых и «перезапуск» старых городов страны. В центре внимания – Дальний Восток: там и планы по реновации на полтриллиона рублей, и создание города Спутник рядом с Владивостоком… Зачем это всё и к чему ведёт – комментарий Свята Мурунова

Вид на кампус ДВФУ Фото: Александр Кряжев/РИА Новости

У всего есть причины. Почему государство вдруг озаботилось вопросом новых городов? Я полагаю, ответ простой: отсутствие какой-либо конструктивной идеологии вынуждает современную элиту изыскивать любые идеи, понятные людям, при этом достаточно ресурсоёмкие, длинные и глобальные, чтобы только государство могло с ними справиться и управлять распределением ресурсов и внимания, ну и конечно генерирую политические успехи (запустили/построили/первые в мире/только у нас). Олимпиада закончилась, украинская тематика деструктивна, что остаётся? Классика: девелопмент и управление демографией. Это две советские «идеи», на которых наши чиновники строят свою политику. Государство усвоило две простые мысли: хорошо, когда много людей, и если много людей – им надо где-то жить. Значит, хорошо, когда много городов. И есть два вопроса, над которыми оно принципиально не задумывается: чем эти люди будут заниматься и куда развиваться новым городам.  Если обратиться к примеру Владивостока и строительства рядом с ним «нового города» Спутник, то тут мы имеем дело с классическим девелоперским проектом (жилье рядом с городом, спальник). Уже давно напротив местной промзоны задумывалось строительство нового спального района, который к Всемирному экономическому форуму как-то вдруг стал именоваться городом (решили приукрасить). Инициатор проекта – владелец известной сети цифровой и бытовой техники DNS; строится «сити»  псевдо-гетто, вмещающее в себя все градостроительные проблемы, которые только могут быть (включая проблему одного въезда и одного выезда), изначально там хотели поселить до 30 000 жителей. Потом внезапно приписали ещё один нолик – стало уже 300 000. Потом увидели, что рядом есть ТОР (территория опережающего развития – ред.), то есть современная промзона, и решили всё объединить в конструкции: спальный район + промзона = город. Всё это происходит на фоне дальневосточной борьбы за федеральные ресурсы: у Хабаровска не так давно забрали статус столицы региона, вакансия освободилась, и идут энергичные попытки её заместить (особенно со стороны Владивостока). Таким образом, тут сошлось сразу много интересов: частный девелоперский (DNS), региональный (Владивосток и Хабаровск борьба за влияние на распределение ресурсов), федеральный (повестка про новые города и новые проджекты «забота о Дальнем Востоке»), экономический (рабочая сила для ТОРа) и т.д. Единственный неучтённый интерес, как мы понимаем, – это интерес существующих горожан и будущих жителей; они исключены из обсуждений уже на стадии проектирования, и исключены из возможности стать соинвесторами управления,  а не только квадратных метров.

Петропавловск-Камчатский. Фото: pkgo.ru
Интересно, что на Дальнем Востоке как раз много мощных городских сообществ, поскольку это регион-фронтир: там есть и чувство локтя, и пассионарность. Люди умеют собираться и вместе что-то делать, это особенно касается предпринимательских сообществ. Но есть и проблема: навыки модерации и диалога слабы, чувство несправедливости баланса интересов региона и митрополии велико, что чревато высокой конфликтностью. А запрос на реальное градоустройство у региона есть, причём он требует творческого подхода – к переустройству брошенных советских предприятий, промзон, вахтовых посёлков и городов, выглядящих как такие посёлки. Благовещенск, Комсомольск-на-Амуре, Петропавловск-Камчатский имеют много проблемных районов, где всё руинировано и неухоженно, всё требует реальной реновации. Не случайно в Хабаровске открылся пятый по счёту Институт урбанистики нашей сети – на местах есть люди, которые готовы собираться, чтобы приводить в порядок свой город. А значит, появись желание – чиновники и девелоперы легко найдут, кого спросить о возможной траектории городских изменений. И тут мы приходим к уже озвученному тезису: не хватает только политической воли – спросить и делелигировать ответственность тем, кто в итоге является благополучателем продукта «развития». 

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ