Команда 29

«Команда 29» в 5 раз моложе «Мемориала»* и гораздо менее известна широкой общественности. Но год ликвидации у них, очевидно, будет общий – 2021-й

Адвокаты и юристы «Команды 29»*. Фото: Skvorchiik / Wikipedia

Для прекращения работы «Команды 29» российскому государству понадобилось чуть более полугода: в конце апреля 2021 года против главы объединения Ивана Павлова* возбудили уголовное дело о разглашении данных предварительного расследования, в июле Генпрокуратура усмотрела связь команды с «нежелательной» польской организацией и заблокировала её сайт, а в ноябре 5 бывших сотрудников «Команды 29», включая её основателя, были объявлены СМИ-иноагентами.

Для членов команды это уже не первое столкновение с иноагентским статусом: в 2014 году НКО-иноагентом был объявлен Фонд свободы информации, в котором многие из них работали. Созданная после этого (в 2015 году) «Команда 29» уже не регистрировалась как юрлицо и действовала как неформальное объединение юристов.

В названии объединения «зашифрована» специфика его деятельности: его адвокаты работают с делами, возбуждёнными по 29-й статье УК РФ (государственная измена, шпионаж, разглашение государственной тайны), и отстаивают права граждан, гарантированные 29-й статьёй Конституции, – свободу мысли и слова, право свободно искать и распространять информацию. Многие из их подзащитных считаются преследуемыми по политическим мотивам.

Кого защищали?

Наверное, самый известный из подзащитных «Команды 29» – журналист Иван Сафронов. Почти 10 лет он работал в отделе политики «Коммерсанта», затем год в газете «Ведомости», а в мае 2020 года стал советником главы Роскосмоса Дмитрия Рогозина. Через три месяца, в июле, Сафронов был задержан по обвинению в шпионаже и госизмене. За полтора года следствию не удалось вынудить его дать признательные показания. О подробностях дела судить сложно: оно рассматривается в закрытом режиме. Но есть основания полагать, что фабула обвинения была недостаточно убедительна, поскольку в ноябре 2021 года к делу был добавлен новый эпизод. 

Примечательно, что именно в связи с делом Сафронова началось уголовное преследование бывшего главы «Команды 29» адвоката Ивана Павлова, который его защищал.

Адвокат Иван Павлов* отвечает на вопросы журналистов у здания Мосгорсуда. Фото: Максим Блинов / РИА Новости

Другое резонансное дело было связано с обвинением в госизмене жительницы Смоленской области Светланы Давыдовой: она в 2014 году позвонила в посольство Украины и сообщила, что Россия перебрасывает в Донецк военнослужащих в штатском. К такому выводу она пришла, случайно услышав разговор двух военных в маршрутке. Благодаря огласке и работе адвокатов из «Команды 29» уголовное дело против женщины было прекращено.

Они же занимались делом учёного Виктора Кудрявцева, который обвинялся в сборе сведений, составляющих гостайну: якобы он передал секретные сведения о российском гиперзвуковом оружии бельгийскому Институту гидродинамики им. фон Кармана. Адвокаты «Команды 29» добились приостановления следствия до выздоровления Кудрявцева. В апреле 2021 года физик умер.

Другой важной частью работы «Команды 29» была правовая помощь петербургским некоммерческим организациям – «Солдатским матерям Санкт-Петербурга», местному отделению Фонда борьбы с коррупцией **, движению «Наблюдатели Петербурга». В 2015 году им удалось добиться прекращения дела против директора петербургского Института региональной прессы Анны Шароградской, которую обвиняли в экстремизме. В давлении государства на эти НКО также усматриваются политические мотивы.

Ещё одно направление деятельности «Команды 29» связано с отстаиванием права граждан, в том числе иностранцев, на доступ к советским архивам. В 2015 году они инициировали кампанию против засекречивания архивов советских органов госбезопасности. При поддержке юристов команды родственники шведского дипломата Рауля Валленберга, который был арестован сотрудниками «Смерша» и – по официальной версии – погиб от инфаркта в 1947 году в Лубянской тюрьме, пытаются добиться предоставления информации о нём из архивов Генпрокуратуры и ФСБ. С их же помощью россиянин Георгий Шахет, пытающийся получить доступ к уголовному делу своего деда, расстрелянного в 1933 году и до сих пор не реабилитированного, дошёл до Верховного суда, и тот удовлетворил его жалобу. Теперь МВД обязано выдать Шахету материалы дела его деда. 

Просветительские проекты

После блокировки сайта организации по требованию прокуратуры сотрудникам «Команды 29» пришлось закрыть все свои просветительские проекты. А было их немало. Проекты «Имеем право знать», «РосОтвет», «Открытое ЖКХ», «Муниципальная битва» были посвящены реализации права граждан на доступ к информации. Кроме того, юристы объединения создали несколько медиапроектов с правовыми инструкциями для граждан (например, как вести себя на допросе, как психологически подготовить семью к обыску). Проект «Хроники закрытости» представляет хронологию фактов роста государственной закрытости в России на протяжении последнего президентского срока Владимира Путина.  Спецпроект «Принуждение к лояльности» рассказывает о том, как власти преследуют активистов и независимых журналистов. Также у них выходил подкаст  «Россия закрывается» и интервью с журналистами и правозащитниками о происходящем в стране.

Трое бывших сотрудников «Команды 29», объявленных на прошлой неделе иноагентами, покинули Россию вскоре после ликвидации объединения. Это адвокаты Иван Павлов и Валерия Ветошкина*, а также журналист Елена Скворцова*. Павлов и Ветошкина продолжают удалённо вести дела своих подзащитных.

_______

Объявлены Минюстом иностранными агентами.

** Объявлен экстремистской организацией и запрещён в РФ.

 

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ