Праздник к нам приходит?

Новый праздник – День преподавателя высшей школы – приурочен ко дню рождения Михаила Ломоносова и, по мысли Минобрнауки РФ, поможет повысить престиж профессии преподавателя высшей школы. Так ли это? 

Преподаватель проводит дистанционный урок в классе Экономического лицея в Новосибирске. Фото: Александр Кряжев / РИА Новости

В то самое время, когда многие преподаватели вузов нашей страны в дистанционном формате продолжали трудиться в нерабочие дни, министр науки и высшего образования Валерий Фальков своим приказом учредил новый профессиональный праздник – День преподавателя высшей школы. Памятной датой стало 19 ноября. 

На первый взгляд, здесь спорно всё. 

Во-первых, что теперь делать с Днём учителя, который традиционно считали своим праздником и учителя школ, и их коллеги в колледжах, и, конечно же, университетские преподаватели? Видимо, придётся слово «учитель» воспринимать исключительно в школьном смысле, а не в том возвышенно-обобщённом, который близок русскому уху.

Во-вторых, почему 19 ноября? Понятно, что это день рождения Михаила Ломоносова, о котором ещё Пушкин высказался торжественно и определённо: «Ломоносов обнял все отрасли просвещения», «Он создал первый университет. Он, лучше сказать, сам был первым нашим университетом». Но всё же мы больше знаем о Михаиле Васильевиче как об учёном, чем как о преподавателе, хотя в 1746 году он начинает читать на русском языке публичные лекции по физике (впервые в истории, не спорю). Если всё-таки искать пример более яркого сочетания преподавательского и научного талантов, то логичнее было бы посмотреть в сторону историка, профессора Московского университета Василия Ключевского, читавшего свой блестящий курс по русской истории и в Московской духовной академии, и на Московских женских курсах В.И. Герье. Именно Василий Осипович сформулировал универсальное преподавательское кредо: «Чтобы быть хорошим преподавателем, надо любить то, что преподаёшь, и любить тех, кому преподаёшь». Этот принцип и по сей день стремятся сделать своим внутренним императивом те, кто, несмотря на усиливающееся внешнее давление и перманентное реформирование системы образования, по-прежнему в словосочетании «высшая школа» видят не только синоним казённого учреждения.

Гравюра резцом "М. В. Ломоносов". Фото: Э. Фессар и К. А. Вортман / Wikipedia

Наконец, в-третьих, как праздновать свой профессиональный день, когда будущее профессии видится более чем неопределённым? В эпоху всё большей индексации поточных научных (и научных ли?) статей, а не кропотливого исследовательского труда, всё большей цифровизации в отсутствие современных физических и химических лабораторий, всё большей коллаборации и экранирования, а не реального взаимодействия преподавателя и студента, как-то не очень празднуется. Где-то кому-то, может быть, и хорошо, но далеко-далеко не всем. Кстати, часть указанных проблем предвидел ещё Ломоносов, взывая, чтобы «большинство пишущих не превращало писание своих сочинений в ремесло и орудие заработка средств к жизни, вместо того чтобы поставлять себе целью строгое и правильное разъяснение истины».

Конечно, есть в нашей стране те вузы, где обрушение (или обнуление) принципов Ключевского и Ломоносова не так очевидно или где его смогли предотвратить. Но абсолютное большинство российских институтов дрейфуют в сторону массового высшего образования, даже не замечая здесь противоречия в термине. Массовый преподаватель, массовый студент – это, в конце концов, обезличенный человек, которому трудно дарить и принимать ту любовь, о которой говорил Ключевский. Поэтому неудивительно, что по результатам недавнего опроса НИУ «Высшая школа экономики» треть преподавателей российских вузов хотели бы сменить свою работу.

Портрет историка В. О. Ключевского. Фото: Леонид Пастернак / Wikipedia

Там же, где такая любовь продолжает жить (пусть даже на отдельной кафедре или факультете), мы всегда увидим в действии три качества настоящей преподавательской корпорации: солидарность, независимость и стремление к истине и просвещению.

И вот здесь перейду к хорошему. Думается, что такие сохранные преподавательские сообщества, взыскующие духа корпорации, не будут застигнуты врасплох этим новым профессиональным праздником. Хотя бы потому, что там, где есть радость от своего повседневного дела и общения с коллегами и студентами, не надо придумывать, как этот праздник отметить, так как он уже есть, а остальное – дело творчества.

Что же делать всем прочим, погрузившимся в трудодни и утратившим радость бытия преподавателем – вместе с вдохновением и стремлением к новому, с навыком ставить вопросы и искать на них ответы, то есть со всем тем, что, по словам министра Фалькова, является «традиционными задачами» нашей профессии? Мы все знаем, что к решению этих задач хорошо бы стремиться как к конечному результату труда, но условий для нахождения результата будто бы не имеем, более того – окружающая данность часто способна увести нас ровно в противоположную сторону.

По-видимому, нужно создавать «праздничные условия» самому – там, где работаешь сейчас, и с теми людьми, с которыми видишься каждый день. Здесь важно проложить курс между сциллой жертвы и харибдой борьбы. Осознание себя жертвой образовательной (как и любой другой) системы не возвращает вдохновение и изначально бесплодно, так же как и в борьбе не обретается право (вопреки известному социалистическому лозунгу), а тем более преподавательское счастье; такая борьба иногда заставляет систему «сдать» на шаг назад, но никак не измениться. Рецептов идеального выхода из тьмы к свету у меня нет, а идеи первых возможных шагов – самые что ни на есть простые. 

Я, например, думаю, что хорошо бы прямо со Дня преподавателя высшей школы устраивать с коллегами чаепития (или, в зависимости от предпочтений, кофепития) на более-менее регулярной основе. И где-то там, в этих внутрикорпоративных разговорах, попытаться договориться о других основаниях жизни в профессии, а там, глядишь, и начать их практиковать. Такими основаниями могут быть:  приоритет человека (преподавателя, студента), а не административной задачи; качественный труд вместо «туфты»; приоритет этики и культуры перед бюрократическими понятиями и миром тотальной относительности; важность личного и общего осмысления происходящего в профессии и вузе; помощь, которая не ждёт приглашения, коллегам и студентам, оказавшимся в беде. У некоторых наших коллег такие встречи за чаем уже состоялись.   

Попробуем и мы?

*Автор – кандидат исторических наук, сотрудник Государственного социально-гуманитарного университета (Коломна).

 

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ