×

Есть ли что-то хорошее в ЕГЭ?

Собеседник «Стола» – Ирина Пономарёва, учитель словесности гимназии № 3 Архангельска, педагог с 30-летним стажем, победитель конкурса лучших учителей в рамках приоритетного национального проекта «Образование»
+

– Согласны ли вы с утверждением, что коренная проблема ЕГЭ – это подмена самого смысла образования, когда детей натаскивают на сдачу тестов, осваивают технологию, а качество знаний, удовольствие и радость познания остаются за бортом системы? 

– Да. И тут надо вспомнить, что в этом году мы отмечаем двадцатилетие введения Единого госэкзамена. Это целая эпоха, которая должна же когда-нибудь закончиться. Все эти годы критиковать ЕГЭ было признаком хорошего тона, его называют «национальный кошмар», «три безобразные буквы», «насилие над детьми». Не припомню положительных эпитетов. Это, конечно же, исключительный обман, иллюзия чего-то настоящего, я с вами абсолютно согласна. ЕГЭ напоминает мне фильм «Шоу Трумана», главный герой которого предполагает, что живёт своей жизнью, не замечая созданного вокруг иллюзорного мира и того, что кроме него здесь все понимают, что это бутафория, но продолжают с наслаждением эту игру, говоря: «Шоу Трумана – это моя жизнь».

Самое для меня страшное в этой ситуации – что и у нас все понимают, что это такой большой обман, но с отвращением и скукой продолжают играть в эту игру, делая вид, что в ней есть какой-то смысл. Очень грустно, что этому проекту в школьном образовании подчинено всё: учебники, программы, оценка деятельности педагога, подведение итогов всего школьного курса. У любого неглупого человека возникает вопрос: 11 лет – это ведь не один день, всё это время человек живёт, читает какие-то книги, открывает для себя новые области знания, взрослеет, у него меняется мировоззрение… И всё это он прожил ради баллов ЕГЭ?! В этом году наши дети опять через это пройдут.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Ирина Пономарёва. Фото: личный архив Ирины Пономаревой

Всех, кто много лет пишет об этой грандиозной подмене, в первую очередь беспокоит то, что в центре этого шоу стоит не человек, а шаблон, схема, алгоритм, то есть инструмент, дающий на выходе некие баллы, добытые в результате механически выполненной процедуры. Она не предполагает множественности ответов, выяснения глубины и ширины знаний, а тем более нестандартного вопроса, когда человек должен принять творческое решение. Такая ситуация не может не тревожить всех участников образовательного процесса, ведь и родители, и учителя хотят, чтобы человек, оканчивая школу, умел думать, обрёл способность учиться – не обладал банком информации, а имел навык поиска, понимания, навык сомнений и их интеллектуального и морального преодоления, способность ставить вопросы к любой самой непривычной или конфликтной ситуации, даже получил навык различения добра и зла. Нацеленность на прохождение ЕГЭ ничего этого не предполагает. И это нехорошо. Именно нехорошо по отношению к нашим детям. Неприлично так их обманывать.

– Тогда просто непонятно, с какой целью ЕГЭ ввели и не прекратят его использовать, если в нём ничего хорошего.

– Ввели по одной простой причине: чтобы унифицировать результат, сделать его более объективным во всех школах страны и таким образом снизить влияние коррупционного фактора при поступлении в вузы, куда просто подаются эти баллы. Это должно было открыть возможность детям из далёкой деревни поступить в элитные вузы Москвы, Санкт-Петербурга на бесплатное обучение по результатам ЕГЭ.

Понимая, что эта процедура неизбежна, я думаю, что здесь нужно смотреть на плюсы ещё и с другой стороны. В ЕГЭ есть элементы, которые помогают развивать определённые навыки –например, такую трудную для подростка способность сосредоточиться на чём-либо конкретном. Решение варианта ЕГЭ по русскому языку, где нужно понять предложение, разделить его на части, – именно такой случай. Здесь требуется умение концентрировать внимание, чтобы видеть ловушки. Конечно, и без ЕГЭ таких упражнений множество. Другой пример в русском языке – задание 27. Это сочинение, которое, как все знают, мы пишем по шаблону. Но можно смотреть на ситуацию по-другому. В основе этого задания лежит текст, нужно учиться его внимательно читать, «слышать», понимать, как вступить в диалог с автором. Это непросто для большинства современных подростков, и у меня есть возможность помочь развить эти навыки, в том числе и готовясь к ЕГЭ. Ещё один плюс – требование орфографической грамотности при оформлении. У ребят появляется стимул учиться грамотному письму.

– Какая-то альтернатива ЕГЭ есть у выпускников школ?

Безусловно, есть. Можно просто не сдавать ЕГЭ, если ты не идёшь в высшее учебное заведение, а получаешь среднее профессиональное образование. Закончив колледж, техникум, училище, ПТУ, ты имеешь право поступать в вуз без ЕГЭ, сдав внутренние экзамены. У некоторых вузов есть право проводить индивидуальные испытания вне зависимости от результатов ЕГЭ. Правда, всё это топовые вузы, их немного, и для обычного ребёнка со средним уровнем знаний это не вариант.

Альтернативой ЕГЭ был бы возврат к традиционным экзаменам: сочинению и контрольной работе. И это сочинение несколько лет назад ввели, оно называется «декабрьским», его считают первым шагом для изменения формата Единого государственного экзамена. Но проблема заключается в том, что вся система уже настолько «заточена» под ЕГЭ, что любой альтернативный элемент подпадает под его логику – стремление «выдать результат». Можно придумать другой формат экзамена, но за 20 лет люди настолько отвыкли от самостоятельных нестандартных ситуаций, не приспособлены к ним, что они в любом случае будут от них уходить. И поэтому в какой-то степени альтернатива ЕГЭ, с моей точки зрения, лежит не в другой форме экзамена, а в другой системе ценностей человека: ученика, учителя, родителей. Что-то мы с друзьями попытались выразить в нашем Кодексе чести современного учителя, который сейчас обсуждается в разных кругах, меняется и дополняется.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Сдача ЕГЭ. Фото: mos.ru

– Если я верно вас понял, ЕГЭ заставляет всех участников процесса заниматься не совсем тем, чем нужно. У вас есть совет для своих учеников, как в этих условиях минимизировать потерю времени, сил, вдохновения и не провалить экзамены?

– Школьникам нужно научиться ставить ЕГЭ на своё место, а жизни дать жительствовать в полную силу. Это возможно, но зависит более всего от солидарности родителей, учителей и детей. Учитель может постараться максимально облегчить прохождение этой процедуры. Родители должны дать понять, что никакие баллы не изменят их любви к ребёнку и готовности помогать ему в любых обстоятельствах при любых результатах. Ученику – в этом ему тоже надо помочь – нельзя потерять то, что его вдохновляет. Он должен понять, какое количество времени он может себе позволить потратить на подготовку к ЕГЭ. Потому что самая большая проблема всех подростков сейчас заключается в том, что у них нет времени на жизнь, всё уходит на репетиторов, какие-то курсы, кружки – они перестают видеть мир вокруг себя и самих себя могут потерять, чего лучшими баллами ЕГЭ не исправишь. Тут помогают какие-то самые простые, но творческие действия: ухаживай за цветами, посади деревья около дома, прочитай непрограммную книгу, пой песни с друзьями и т. д.

– Будь у вас все возможности для того, чтобы эту систему перекроить, изменить, что бы вы сделали? Есть что-то более толковое? Или понимание того, что нужно создать?

– Такой подходящей для нас сейчас системы я не знаю, и для меня, в общем-то, проблема не в системе. Если бы у меня была возможность изменить ситуацию и самой определить, какой экзамен был бы выпускным, то, наверное, я бы оставила форму устного экзамена по гуманитарным предметам и письменного экзамена в формате теста для области естественнонаучной.

Так как я словесник, для меня разговор, устная форма – самая лучшая. Она позволяет посмотреть в глаза тому, кто сидит перед тобой. Увидеть человека, почувствовать, как он думает, как он вырос за эти 11 лет. Увидеть тот самый «образовательный результат», к которому, в общем-то, и стремится каждая школа. Для меня важно, чтобы и он, пройдя через этот разговор, открыл что-то новое в себе и в мире. Но это, конечно, всё из области фантазий, потому что всегда остаётся вопрос о том, как это будут принимать вузы. И это определяют, конечно, не школьные учителя, а уже другая структура, в которую ребёнок подает результаты экзамена.

– Да, ведь после таких экзаменов кто-то из деревенской школы может выйти круглым отличником, но совсем не факт, что его реальные знания по предмету будут соответствовать уровню, необходимому для поступления в конкретный вуз.

– Система тестов, которую представляет собой ЕГЭ, в принципе не проверяет глубину знаний, то есть она попросту не соответствует смыслу и задачам образования. ЕГЭ – это алгоритм, который можно освоить, минуя почти всё самое важное в предмете. Поэтому и говорят о том, что катастрофически упал уровень подготовки первокурсников и их умение самостоятельно мыслить и работать: нет ни навыка, ни потребности.

– Начинаются выпускные испытания. Что бы вы пожелали учителям и ученикам, сдающим ЕГЭ?

– Учителям я бы, конечно, пожелала не мучить детей, а помогать им, проявить максимум любви и внимания в той непростой ситуации, в которой оказались их ученики. А детям я бы пожелала помнить, что ЕГЭ – это всего лишь один штрих в их жизни.

Включить уведомления    Да Нет