NFT – «нефть» эпохи цифры 

Вот уже который месяц про NFT говорят чуть ли не из каждого утюга, но понятнее секрет популярности этой технологии, которой все пророчат самое фантастическое будущее, не становится. «Стол» решил разобраться в предмете

Фото: Pawel Czerwinski/Unsplash

Чтобы понять, как работает NFT, следует начать с конца и буквально по буквам разобрать это название – вернее, аббревиатуру. Итак,  NFT – это non-fungible tokens, или «невзаимозаменяемый токен». 

Токен – это цифровая запись, которую в ряде игр или интернет-сайтов приравнивают либо к средствам платежа, либо к ценным бумагам. В нашем случае это скорее свидетельство на право собственности на некий виртуальный объект, который является нерасторжимой частью этого объекта. 

Токены (как и все объекты материального мира) бывают трёх видов. 

Прежде всего это взаимозаменяемый токен, аналогичный обычной банкноте, то есть если взять в долг купюру в тысячу рублей, а затем отдать такую же, то никакой разницы не будет, хотя сами денежные купюры разные, но они равноценны и заменяют друг друга. 

Частично-взаимозаменяемый токен похож на билет на поезд: несмотря на то, что у всех пассажиров практически одинаковые билеты, которыми теоретически можно обмениваться, у каждого билета есть отличительная черта – конкретное место в вагоне, поэтому второго такого не может быть в природе, и обмен токенами не может быть равноценным: у кого-то билет в купейный вагон, а у кого-то – в плацкартный рядом с туалетом. 

Невзаимозаменяемый токен (NFT) похож на картину, которую нельзя заменить на копию. 

Именно этой уникальностью и объясняется популярность NFT: специалисты утверждают будто бы ни скопировать, ни подделать цифровую запись нельзя. Потому что запись NFT подобна криптовалюте, которая записывается одновременно на всех серверах, подключенных к процессу майнинга, то есть подделывать придётся сразу все записи, что делает этот процесс абсолютно невозможным и бессмысленным.

Фото: Shubham Dhage/Unsplash

Именно поэтому технологии NFT прочат блестящее будущее – дескать, с помощью таких записей можно вводить электронные документы, проводить платежи, полностью отказавшись от наличных денег.

Обычных людей эти прогнозы, мягко говоря, пугают: мир всё больше и больше начинает работать по правилам, которых 99 процентов людей не понимают вообще. В ответ программисты приводят электричество – можно подумать, вы сможете объяснить природу электрического тока, что не мешает вам просто пользоваться электроэнергией. Так и тут: просто пользуйтесь, удобно же! 

* * *

Кстати, сравнение NFT с картинкой неслучайно – сама технология появилась на свет благодаря художникам. Дело в том, что люди уже давно думали над проблемой хакероустойчивой верификации своей личности в цифровом пространстве. Начиная с середины 70-х годов прошлого века  учёные создавали различные криптографические алгоритмы для электронных цифровых подписей, защищённых от попыток взлома, но все эти технологии были слишком сложными, чтобы ими могли пользоваться обычные люди. И уж тем более художники-гуманитарии, которым требовалось как-то защищать свои авторские права на картинки в сети.   

И вот в 2017 году специалисты компании Injective Protocol придумали, как на основе технологий блокчейна художники могли бы доказывать авторские права на свои рисунки. Просто в цифровой код самого рисунка вводятся данные об авторстве, которые автоматически перезаписываются при каждом копировании рисунка. 

* * *

Своё открытие Injective Protocol презентовало самым шокирующим образом: компания выкупила трафарет известного стрит-арт-художника Бэнкси «Morons (White)» 2007 года за 95 тысяч долларов. Трафарет они сосканировали и снабдили NFT-меткой, а затем сожгли. Таким образом,  уникальное произведение искусства стало существовать только в виде уникального цифрового файла. Примечательно то, что эта работа 2007 года высмеивает коллекционеров, которые покупают предметы искусства за огромные деньги. На трафарете изображены люди, принимающие участие в аукционе, на котором ведутся торги за картину с надписью «Я не могу поверить, что вы, кретины, реально покупаете это дерьмо».

Бэнкси «Morons (White)». Фото: hanguppictures.com

Тем не менее кретины довольны: хозяин NFT-токена Бэнкси действительно может ограничить количество копирований и требовать оплаты за каждое использование его интеллектуальной собственности – строго говоря, именно ради оплаты всё и затевалось. 

Также NFT всё активнее стали применять для обозначения авторских прав на видео- и  аудио-контент.

Но больше всего росту популярности NFT способствовала игровая индустрия, где уже давно существовал свой чёрный рынок различных игровых амулетов и магических артефактов. Хочешь волшебный чудо-меч или непробиваемые доспехи – плати настоящие деньги. Например, один из преданных фанатов игры Dota 2 купил себе необычную розовую собаку за 38 тысяч долларов, которая приносит своему хозяину-персонажу игровые предметы.

Именно благодаря игровой индустрии новости из мира NFT читаются как хроники бесящихся с жира инопланетян.

Например, самым дорогим NFT в истории стала картина художника Beeple, который в течение 13 лет каждый день публиковал фото нового произведения, а потом соединил все изображения в коллаж из 50 тысяч элементов и продал как NFT на «Кристис». Цена – 69 миллионов долларов.

На втором месте –  коллекция примитивных пиксельных аватаров CryptoPunks – на аукционе «Кристис» коллекцию из девяти картинок. которые вы миллион раз видели на форумах в сети,  продали почти за 17 миллионов долларов. Наверное, это выгодное вложение средств, если требовать по копеечке за каждое использование этих картинок. 

На третьем месте – токен для исходного кода интернета, который английский учёный Тим Бернерс-Ли создал в 1989 году. Стоимость такого NFT на аукционе «Сотбис» – 5,4 миллиона долларов.

Картина Beeple «Everydays: The First 5000 Days».

Знаменитая картина Энди Уорхола с банками супа Campbell's тоже превратилась в NFT. Работу «Без названия (Банка супа Campbell's)» продали на «Кристис» за 1,1 миллиона долларов.

Особняком стоит Джек Дорси – основатель социальной сети Twitter. Его первый твит был продан в виде NFT за 2,9 миллиона долларов. А вот Илон Маск, выставивший на продажу свой твит в виде NFT, не смог собрать больше  миллиона.

Из российских художников лидерство удерживает художник-каллиграф Покрас Лампас, который оцифровал и продал за 29 тысяч долларов  фото с проекции своей работы на Чиркейскую ГЭС. Зачем кому-либо понадобилось платить такие деньги за фотографию – загадка, не имеющая ответа.    

* * *

Зато участвовать в этом аукционе тщеславия может каждый.  

Сначала нужно выбрать одну из площадок. NFT-платформы торгуют цифровыми объектами в криптовалюте, иногда в долларах. Примеры площадок: Juggerworld, Treasureland, Blockparty, Nfty Gateway и другие.

Пользователю нужен криптокошелёк для оплаты комиссии на платформе (не всегда бывает) и самого объект. Владелец загружает контент на платформу и выставляет цену. 

Вот и редактор «Стола» тоже решил поучаствовать в этом безумии, выставив на продажу фотографию крошечного арт-объекта, обнаруженного на одной из московских улиц вблизи нашей редакции. 

Как вы думаете, дело выгорит? 

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ