×

Записки из заповедника кремлеботов

Дневник нашего тайного корреспондента о том, как живет и чем дышит штаб, организующий работу прокремлевских блогеров
+

Сайт Global Voices опубликовал работу интернет-аналитика Лоуренса Александра, обнаружившего в российском сегменте Twitter свыше 18 тысяч т.н. кремлеботов – тайных интернет-провокаторов, продвигающих в сети государственную пропаганду по тем или иным вопросам. Еще столько же кремлеботов пасутся и в других социальных сетях – в ЖЖ, ВКонтакте, в ленте Facebook и на Одноклассниках. Однако. С одной стороны, невозможно представить, что все эти десятки тысяч пользователей, восхваляющих политику Кремля, состояли бы на тайной государственной службе – это какой-то сюрреализм. С другой стороны, на фоне 8,4-миллионной аудитории российского сегмента Twitter эти 18 тысяч ботов – капля в море. Это, если быть точным, 0,2 % от всех пользователей, что даже не дотягивает до уровня статистической погрешности. Если же взять 24,2 млн российских пользователей Facebook, то здесь количество пропагандистов и вовсе будет ничтожным. Однако парадокс заключается в том, что влияние кремлеботов становится все сильнее с каждым днем. Их ищут, о них говорят, в конце концов, их содержание становится весьма прибыльным бизнесом – в последнем как раз и убедился наш корреспондент, ставший одним из «погонщиков» таких кремлеботов.

Сегодня «Стол» начинает публиковать дневник нашего тайного агента.

День первый

«Земную жизнь, пройдя до половины, я оказался в сумрачном лесу….» Нет, не совсем так. «Лес» – вернее, новый офисный центр Forest Plaza, выросший на месте снесенного под самый корешок зачахшего промышленного гиганта практически в центре столицы, был ничуть не сумрачным, а, наоборот, светлым и просторным, с зимним садом, пальмами в кадках и прохладным кондиционированным воздухом. Именно здесь, в череде офисов, между дверью адвокатской конторы и офисом туристической фирмы «Бест-тур» и находится скромная стеклянная дверь с вывеской, которая абсолютно ничего и никому не скажет – допустим, это будет «Медиа-Компас» или «Медиа-Глобус». Или что-то в этом духе. За дверью – самый обычный офис. Пять столов, компьютеры, кулер с питьевой водой, электрочайник. Но именно за этой невзрачной вывеской находится тот самый страшный Заповедник кремлеботов, которыми так любит запугивать себя либеральная общественность.

Ладно, ребята, будет вам огонь!

Попасть за эту дверь непросто, но все-таки возможно – для этого достаточно рекомендаций нескольких знакомых. Несколько звонков, и вот, меня в дверях офиса уже встречает шеф-редактор Юрий Цыбулин – неряшливого вида молодой человек, похожий на безумного КСПшника, бежавшего с Грушинского фестиваля: грязные камуфляжные шорты, черная майка с принтом волка, объемный пивной живот, свисающий из-под ремня, нечесаные волосы, собранные на макушке в пук, и старообрядческая борода лопатой, в которой застряли кусочки недоеденного печенья. Следы печенья виднелись и на майке.

– Приветствую в логове кремлеботов! – радостно заорал Юра, протягивая липкую ладошку. – Ха-ха-ха! Но лучше тебе вообще забыть это слово.

– Почему?

– Мы зовем наших авторов просто авторами, – назидательно сообщил мне второй шеф-редактор Артур Бедрицкий, который был полной противоположностью Цыбулину: высокий и тощий манерный молодой человек с бритой наголо головой, облаченный в джинсы Armani и рубашку DKNY. Вдвоем они и управляли нашим Медиа-Глобусом, отвечая за суточные циклы активности сетевого пространства: так, громокипящий Цыбулин, ежеминутно извергавший из себя поток каких-то острот и проклятий, был шеф-редактором дневного времени, тогда как холодный и язвительный Бедрицкий, презиравший всех и вся, отвечал за работу блогеров в ночное время. Вдвоем же они – Юра и Артур – составляли идеальный комический дуэт, как Штепсель и Тарапунька, как Герцог и Король, описанные Марком Твеном.

– Наши авторы пишут абсолютно то, что они думают, – продолжил Бедрицкий. – У нас нет никакой фальши и заказухи. Мы просто организуем работу и платим небольшие гонорары за честно выполненный труд.

– Поверь, я сам бывший белоленточник, и я прекрасно знаю все ту чушь, что о нас рассказывают эти болотные либерасты, – вступил в разговор Юра. – Я же и сам поначалу верил этому Навальному, но потом прозрел и понял, что сегодня, в сложившихся геополитических условиях, все эти оппозиционные деятели – это просто «пятая колонна», выполняющая задания нашего геополитического врага. И я понимаю, что пятой колонне нужно противостоять, нужно создавать свою информационную армию. Понимаешь?

Я кивнул.

– А создать такую информационную армию можно только путем координации усилий всех неравнодушных людей. Направляя усилия десятков авторов в нужное нам информационное русло, а из этого русла формируя нужные нам информационные потоки, чтобы этот поток бил по самым уязвимым точкам пятой колоны.

Бред, конечно, но ярко и запоминается. Такие вещи и работают лучше всего – первый закон пропаганды

Объясняя, Юра Цыбулин активно жестикулировал руками, представляя себя то ли дирижером невидимого оркестра блогеров, то ли демиургом, управляющим потоками энергии, то ли стратегом, бросающим свежие информационные дивизии в самое пекло информационной битвы.

– И как же этого добиться?

– Вот смотри, – протянул мне лист Артур. – Это типовое техническое задание для авторов. Сразу скажу, что это плохое задание. Можешь написать лучше?

Я взял лист и прочитал:

Тема: Фальшивая “свобода слова” в Европе

Информационный повод: в Прибалтике отказывают в регистрации русским сайтам, предлагают прекратить вещание российских телеканалов.

Тезисы: в либеральной российской среде принято считать Европу идеалом гражданского общества, но, как мы видим, свободы и права относятся в ЕС только к угодным власти каналам и изданиям…

– Скучно это как-то все звучит, понимаешь… Нет огня!

Ладно, ребята, будет вам огонь!

Я сел к компьютеру и быстро набрал выдуманный текст из головы:

Тема: “Хунта” пошлет на Донбасс негров

Тезисы:

1. Очередная волна мобилизации в АТО провалилась – украинцы не желают продолжения братоубийственной войны.

2. В это время Европа столкнулась с новой волной мигрантов из Северной Африки: они уже прибывают сотнями тысяч, итальянцы в панике предлагают топить суда с беженцами.

3. И Яценюк нашел решение: теперь в АТО пойдут негры, желающие заслужить вид на жительство в Европе.

4. Недаром Рада в Киеве приняла закон, разрешающий воевать в Украине иностранцам.

5. Миллионная армия негров-наемников в условиях разрастающегося украинского экономического кризиса станет верной опорой хунты в борьбе с собственными гражданами.

Едва я закончил печатать, как в офис влетел самый главный начальник – хозяин всей компании Владимир Радионович Иванов, весьма известный журналист и писатель, которого можно порой увидеть и в Кремле, и в эфире Первого канала.

– Весело, – одобрил мой труд Владимир Радионович, выхватив у меня бумагу. – Бред, конечно, но ярко и запоминается. Такие вещи и работают лучше всего – первый закон пропаганды. Артурчик, ставь это в работу.

Отдав лист, Владимир Родионович обратился ко мне:

– Завтра на работу выйти сможешь?

День второй

Главный рабочий инструмент Заповедника – скайп. Именно по скайпу идет вся деловая переписка – пересылаются технические задания и принимаются отчеты о проделанной работе. Из-за обилия переговоров в крохотном офисном пространстве стоит непрерывный треск клавиш. Громче всех, конечно, печатает наш шеф Юра Цыбулин – практически весь рабочий день он проводит за своим рабочим компьютером, не отвлекаясь на такие мелочи, как стол, заваленный старыми газетами, каким-то мусором и пластиковыми ведерками от доширака – Юра почему-то обожает эту лапшу и готов питаться ей три раза в день, делая исключение лишь для шоколадных эклеров из пекарни «Волконский». Иногда его мусорный эверест обрушивается прямо на клавиатуру компьютера, прерывая творческое вдохновение Цыбулина, и тогда разгневанный вскакивает из-за стола и кричит в коридор:

– Уборщица! Где уборщица?! Кто-нибудь вообще убирается в этом офисе?!

Напротив Юры сидит тишайшее существо – офис-менеджер Катя Брычева, юная девушка с совершенно нелепыми татуировками на руках и ногах – какие-то цифры, портрет робота Бендера из «Футурамы», комбинации игральных карт. «Ошибки юности! – беспечно махает рукой Катя. – Я была такой дурой». Сейчас же Катя занимается архисерьезным делом: на ее плечах вся бухгалтерия офиса, от покупки скрепок до выплаты гонораров.

Отчаянно лупит по клавишам и мой сосед Виктор Симоненко – бывший сотрудник одного из федеральных каналов, который сейчас отвечает за подборку нужных новостей и за работу с «новостниками». «Новостники» – так именуются блогеры, которые за совершенно символические деньги перепубликуют эти новости. Большая же часть «новостников» и вовсе ничего не получают за свои перепосты, лелея мечту выйти в категорию авторов – тех акул пера, что получают деньги за свои тексты.

Оппозиционер – шмоппозиционер, какая разница?!

Все авторы делятся на три категории. Самая низшая каста – это инициативники. Большая часть из них получает от 100 до 500 рублей за текст, написанный по техническому заданию в нашем ЖЖ-сообществе. Также инициативники пишут огромное количество текстов по собственной инициативе (отсюда, собственно, и происходит их название) в надежде, что редактор одобрит этот текст и начислит им гонорары. Инициативниками занимается Валерия Чернова, бывший радиодиджей одной весьма известной в прошлом радиостанции. С тех пор как радиостанция закрылась, Лера перепробовала себя на многих работах. Эту работу она тоже считает временной, но деньги пока платят неплохие.

Вторая каста авторов – основные трудяги, блогеры-тысячники, постовые Рунета. Здесь расценки за посты существенно выше – от 2 до 3 тысяч рублей за текст, написанный по техзаданию Заповедника. Это и есть моя нынешняя епархия, и в мою задачу входит информационное окормление ненасытной паствы – по два-три задания в день каждому автору, и чтобы все темы были разными.

Элита Заповедника – топ-авторы, самые крутые блогеры, известные всей стране, чьи имена стабильно отображаются в рейтингах ЖЖ на самых верхних строчках. Это личный «гарем» Юры и Артура, и только они имеют доступ к телам звезд российской блогосферы. Гонораров здесь нет – обычно топ-авторы сидят на твердой ежемесячной зарплате.

– Как, и этот у нас в списках?! – воскликнул я, обнаружив фамилию весьма уважаемого мной прежде «правдоруба», которого я никак не мог заподозрить в «запутинских» настроениях. – Но он же типа оппозиционер?… Как это возможно?!

– Оппозиционер – шмоппозиционер, какая разница?! – философски заметил Юра. – Главное, он пишет по нашим техзаданиям то, что нужно нам.

День третий.

Утро началось с истерики Цыбулина.

– Какой идиот пишет про «доклад Немцова»?! – орал Юра, который, видимо, и сам попал под горячую руку начальства. – Запомните, дебилы, в природе нет никакого «доклада Немцова» по Украине. Есть только доклад этого утырка Яшина. Поэтому мы везде пишем «доклад Яшина»! Так и передайте своим авторам – сегодня отрабатываем тему доклада Яшина и точка.

Пришлось весь день писать письма и технические задания авторам. Особенный упор делаем на ошибках в тексте доклада.

Вечером хочется напиться до беспамятства

Первое откровение работы в Заповеднике: больше половины кремлеботов – это украинцы, живущие на Украине. Они же являются и самыми яростными критиками киевского режима. «Понимаете, Михаил, – написал мне в скайпе один из моих авторов, – я имею несчастье сейчас жить под хунтой, и я хочу сделать все от меня зависящее, чтобы у них земля горела под ногами. Я бы писал и бесплатно, но сейчас у меня нет никакой иной работы, а семью кормить надо….»

Второе откровение: неожиданно большое число сталинистов, которые сохраняют лояльность режиму лишь до той степени, пока режим соответствуют их воззрениям на постепенную реставрацию имиджа Сталина. Это, как правило, жители Урала и Сибири, у которых заготовлены списки «врагов народа» регионального значения из местного чиновничества и журналистов – как же сталинистам и без списка?

Вечером от беспрерывного общения по скайпу начинает болеть голова и хочется напиться до беспамятства, лишь бы больше не видеть ни телевизора, ни социальных сетей.

Продолжение следует…