×

Как появились русские православные в Европе

В эти пасхальные дни «Стол» публикует несколько мультфильмов и подкастов о Победе. Настоящей Победе света над тьмой
+

Русское православие в Европе – самое многочисленное и самое сложно устроенное. Были приходы, подчинённые Московскому патриархату, была Русская православная церковь за рубежом, был Западноевропейский экзархат русских приходов. Пожалуй, этим можно и ограничиться, чтобы не написать какой-нибудь неправды. Ведь это вопрос не одного абзаца, а как минимум курса лекций. Поэтому наше желание снять пятиминутный мультик о Русской церкви в эмиграции смахивало на авантюру. Но авантюра, как кажется, удалась:  мы не претендуем на полную научную достоверность, но атмосферу наш мультфильм передаёт.

Эмиграция: разделение внутри

После революции 1917 года и падения Российской империи началась массовая эмиграция из России. По разным оценкам, страну покинуло до 4 млн человек.

Было несколько маршрутов этого исхода. Одно из таких  мест – Стамбул, где осенью 1920 года состоялось первое заседание Высшего церковного управления за пределами России. Председательствовал на нём митрополит Антоний (Храповицкий).

 Медиапроект s-t-o-l.com

Митрополит Антоний (Храповицкий). Фото: voldrozd.narod.ru

Основание для своей деятельности архипастыри-изгнанники видели в 39-м правиле Трулльского собора, согласно которому и в изгнании церковные иерархи могут сохранять свои права и полномочия. В это же время патриарх Тихон издаёт указ, согласно которому епархиальные архиереи в эмиграции могли создавать митрополичьи округа. На этот указ впоследствии опирались отцы-основатели Русской православной церкви за границей (РПЦЗ).

За границей православные беженцы оказывались в разных ситуациях. Кто-то бежал в страны, где уже были местные православные церкви. Кто-то оказался на бывших территориях Российской империи, а кто-то – в тех странах, где православные были религиозным меньшинством. И везде судьба верующих эмигрантов складывалась по-своему.  Однако большинство беженцев полагали, что подчинение поместным церквам для них невозможно. Во-первых, они хотели сохранить русское наследие, богослужебные традиции. Во-вторых, встретить падение власти большевиков, будучи собранными воедино. В-третьих, архиереи в изгнании получали многочисленные письма с просьбой сохранить единую церковную структуру.

В мае 1921 года Высшее церковное управление перебралось в Королевство сербов, хорватов и словенцев, где местный патриарх Димитрий (Павлович) предоставил митрополиту Антонию часть своей резиденции в Сремских Карловцах. Глава Русской церкви патриарх Тихон также признал полномочия митрополита Антония и Высшего церковного управления. Параллельно с этим патриарх Тихон признал полномочия и архиепископа Евлогия (Георгиевского), назначенного Высшим церковным управлением в Западную Европу и осевшего в Париже.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Патриарх Димитрий (Павлович). Фото: bgb.rs

Там же, в Карловцах, прошёл Всезарубежный собор, принявший ряд политических решений, которые, с одной стороны, не нашли поддержки среди значительной части церкви в эмиграции, с другой стороны, не были приняты и патриархом Тихоном. На этом соборе началось вначале робкое, но со временем всё усиливавшееся противостояние митрополитов Антония и Евлогия, которое достигло своего пика в 1926 году, когда митрополит Евлогий покинул Архиерейский собор в Карловцах. В январе 1927 года решением Архиерейского синода он был запрещён в служении.

Оказавшись под запретом, митрополит Евлогий обратился с апелляцией к митрополиту Сергию (Страгородскому), который её удовлетворил, а сам Архиерейский собор в Карловцах упразднил, посчитав его «весьма опасным для церковного порядка».

Разрыв с Москвой

Архиерейский собор – или Зарубежный Синод – полностью прекратил всякие отношения с центром в Москве после принятия Декларации митрополита Сергия о лояльности к Советской власти. Они считали поддержание общения сотрудничеством с безбожной властью и не видели для себя возможным пойти на это.

Митрополит Евлогий ещё какое-то время продолжал общение с церковью в Москве, пока в 1930 году его не пригласили в Лондон, где проходило собрание христиан разных конфессий. На этой встрече митрополит Евлогий помолился за страдающих верующих в Советском Союзе. В ответ на это из Москвы ему пришло письмо с вопросом, почему он так поступил, ведь у верующих в СССР всё хорошо и никаких гонений нет. Письмо пришло за подписью митрополита Сергия. Это письмо практически означало дальнейшее запрещение в служении, и митрополит Евлогий решил, что если устами церкви говорит безбожная власть, то он не должен ей подчиняться, поскольку он служит не светской власти, а церкви. Потому он связался с Константинопольским патриархом, который традиционно исторически первый по чести православный иерарх, и попросил его о поддержке, о защите, чтобы тот его принял и его верующих в свою ответственность. И патриарх согласился. С того момента митрополит Евлогий стал под руководство Константинопольской церкви.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Митрополит Евлогий. Фото: Sieroczińska Chelm Hrubieszów

И что в итоге?

Разделение – это всегда больно. В 2007 году РПЦЗ вошла в состав Московского патриархата. Западноевропейский экзархат был упразднён осенью 2019 года, и часть его клириков и приходов также вошла в РПЦ. Но сейчас не об этом. Плодом жизни Русской церкви в эмиграции стали духовные школы, оригинальная богословская мысль и её удивительное самосознание. Церковь в эмиграции, переживая лишения, неприятие, бездомность, мыслила себя не как церковь в изгнании, но как церковь в посланничестве, которая видела дело своей жизни в служении родине, называла себя «лабораторией для будущей России».

Смотрите полностью наш проект «Пасха. День Победы» – рассказы очевидцев о православной Пасхе

Включить уведомления    Да Нет