×

«О Божьей славе говорят небеса»

О действии благодати Божией в жизни монахини Елены рассказывают простые ребята Саша и Дима – христиане из Минска
+

Вместо предисловия

Леночка Полонская росла послушной девочкой в дворянской семье: она была хороша собой, обеспечена, проявляла недюжинные способности к наукам. Казалось, что в её жизни всё будет хорошо: есть любимый муж, чудесный сын, устроенный быт. Но где-то лет в 16 девушка стала задаваться вопросом о смысле жизни. Не найдя ответа в сфере рационального, она обратилась к Богу с молитвой: «Однажды в ясный солнечный день она стояла на холме громадного Волынского парка. Вокруг простирались необозримые дали, перемежаемые куполами деревьев, невдалеке блестело озеро. Охваченная смятением, она вопросила небеса: есть ли Бог, слышит ли Он её. Она должна знать, во имя чего ей дана жизнь. И вдруг… несказанно преобразилось всё вокруг: деревья, кусты, цветы, вода в озере, облака на небе. Раздвинулись границы сознания, родилось новое “зрение духа”, позволяющее как будто в космическом калейдоскопе узреть в один миг проносившиеся события всей жизни – от детских лет до настоящего момента; уразуметь во всей глубине смысл всех пережитых страданий, трудностей и радостей, постигнуть смысл личной жизни, осознать подлинное духовное призвание…». Это перевернуло всю её жизнь.

Затем последовали учёба во Львовском университете, участие в съезде РСХД в Пшерове, занятия в Свято-Сергиевском институте Парижа, защита докторской по астрономии, брак с учёным-ихтиологом Леоном Казимирчаком, рождение сына Сергея, названного так в честь о. Сергия Булгакова. А потом пришла война.  

Война, война

Польша оккупирована немцами. Елена с маленьким ребёнком находится в Варшаве. В книге «О действии благодати Божией в современном мире» она описывает, как молится, как вместе с ней молится сын и как Господь отвечает на её молитвы, помогает ей, потому что были очень сложные ситуации… Действительно, не придумаешь! Жизнь преподносила такие испытания… В Варшаве вспыхнуло восстание, они с сыном находились за городом, а мужа и маму отправили в концлагерь. Елена пыталась их спасти, чудесным образом проникла в концлагерь. Тут надо вспомнить, что Елена Казимирчак-Полонская была доктором философских наук, и у неё всегда был с собой диплом, ни документов, ни пропусков не было. Она с группой медиков проникла на территорию концлагеря, хотя у неё в дипломе было написано «доктор философии». Но оказалось, что мужа и мамы там нет. Она осознаёт, что мужу и маме не помогла, сын за шестьдесят километров находится у чужих людей, а она сама в концлагере. Что делать? Ситуация такая ужасная, безвыходная, но один русский  фельдшер помог ей оттуда выбраться. 

 Медиапроект s-t-o-l.com

Книга «О действии благодати Божией в современном мире». Фото: издательство «Оранта»

Там было много разных эпизодов, и насколько мужественно она всё переносила, не теряла веру, молилась, сотни километров пешком обходила в поисках мужа и мамы своей. В итоге маму нашла, а муж так и остался в концлагере.

Мама да, муж нет

В первый раз, когда она пришла в концлагерь и не нашла там маму и мужа, ей нужно было сбежать, и она познакомилась с русским врачом. Она подошла к нему и сказала, что она тоже русская, и попросила помощи, чтобы выбраться оттуда. Врач помог ей сбежать и перед этим рассказал, что накануне ночью всех узников разделили и мужчин увезли на работы в Австрию, а стариков отправили в один из лагерей, где будут смотреть, кого убивать, а кто может ещё пригодиться в каких-то работах. Так она пошла и во второй лагерь, где тоже не нашла своих родных и откуда тоже ей удалось выбраться. Потом ей сказали, что в одной из ближайших деревень живёт поляк, который вхож к немцам. Он знал, что в один из расположенных неподалёку пунктов Красного Креста привезли стариков, которых удалось освободить из лагеря. Она подумала, что там может быть её мама, и поехала – точнее, не поехала, а пошла пешком – босиком. Она почти всегда ходила босиком. Один раз по дороге ей дали лапти, и она их отдала другому человеку. И вот она пришла. Там было много стариков, кто-то уже умер. И она нашла маму, которая была в очень плохом состоянии. Если бы она её не нашла, то вряд ли бы женщину спасли.

Господь хранит

Однажды она оказалась в Варшаве в комендантский час без пропуска. Тогда действовал приказ о расстреле таких людей на месте. Надо сказать, что Елена не просто так гуляла по ночному городу. Наступила зима, и нужны были тёплые вещи, и она на обозе с какими-то казаками приехала в Варшаву и пошла в квартиру, где раньше жила их семья, за тёплыми вещами для ребёнка. Когда она вышла на улицу и поспешила к обозу, чтобы догнать его, то наткнулась на немецкий патруль. И что делать? Она, молясь про себя («Господи, помоги»), идёт к ним навстречу. Они начинают требовать документы, смотрят диплом и видят, что она русская: «Ах ты, русская шпионка!».

Старший патруля приказывает её расстрелять. Солдаты уже взводят оружие, щёлкают затворами, чтобы её расстрелять. И тут она начинает молиться, и Господь посылает ей нужные слова. Она начинает немцев в глаза увещевать и взывать к их совести: «Вы же тоже христиане, у вас матери дома, дочери, жёны дома вас ждут. Как же вы можете убить беззащитную женщину, которая ради спасения мужа, ради спасения ребёнка просто пришла взять свои вещи в своей квартире». Господь так подействовал через её искреннее воззвание к ним, что они просто опешили, и старший отпустил её. Сказал: всё, уходи. Что такое для немца застрелить на своей оккупированной территории нарушителя? Это было сплошь и рядом. 

Среди чужих

Один человек попросил будущую монахиню Елену поехать в Варшаву и достать его золотые сбережения, частью которых он в ответ был готов поделиться и с ней. Они придумали такой план: Елена поедет с сопровождающим, у неё будет пропуск, она зайдёт к себе домой, соберёт несколько чемоданов вещей и спрячет в них это золото. Она приезжает с сопровождающим: дом разбомбили, вещей нет, ничего нет. Елена не знает, что делать. Тогда многие пытались вывозить золото, и за это сразу была смерть. Женщина приезжает за золотом и думает, как его можно вывезти. В итоге прячет в ботинки. Кроме того, у неё были очень длинные волосы, она прячет и в волосы тоже. При выходе из города её зовут на обыск, но не говорят, что нужно ботинки снять! Когда она приехала и привезла эти деньги, то все были очень изумлены. Получается, благодаря этим деньгам, которые она так заработала, она смогла нанять повозку, чтобы перевезти маму после лагеря и снять комнату. 

 Медиапроект s-t-o-l.com

Монахиня Елена, 1988год. Фото: wikimedia.org

Вскоре Елена получает сообщение, что её муж жив, что он находится в лагере, но там нет продуктов, и многие люди умирают. И она понимает, что не может прислать еду только на него одного, потому что там ещё люди с ним. И она на эти деньги покупала еду, отправляла ему в лагерь – с расчётом, чтобы он поделился с теми, кто был рядом.

Война закончилась. Что дальше? 

онечно, она могла остаться в Варшаве, никуда не надо было уезжать, но у неё всегда было желание послужить родине – вернее, послужить Богу на родине. У неё всегда был такой позыв. Она начала молиться и приняла решение ехать буквально за несколько часов. Потому что она встретила советского офицера, который занимался переправой желающих вернуться в СССР. У неё муж находился в лагере, но они до этого договорились с мужем:

– Если мы расстанемся вдруг, то ты поезжай ближе к Одессе, а я там тебя найду. 

Дело в том, что в Одессе была известная обсерватория, которая занималась астрономическими исследованиями. И ей предложили ехать либо в Минск, либо в Херсон. Она поехала в Херсон, потому что он ближе к Одессе. Она взяла старую больную маму, своего восьмилетнего ребенка, и они поехали в Советский Союз. Комиссары, которые переправляли их, обещали:

– Мужа твоего как из лагеря освободят, мы тебе его переправим, поможем, чтобы он приехал. 

И кормили обещаниями, что, когда переселенцы приезжают, им предоставляют жильё, работу и прочие условия. Она, конечно же, согласилась.

Херсон

Когда Казимирчак-Полонская приехала в послевоенный Херсон, в нём ничего не было, никто их не ждал, и комендант так и сказал:

– Что я вам могу дать? У нас самих ничего нет!

Но женщина не отчаялась, сняла гостиницу (какие-то деньги у неё были). Оставила там маму и ребёнка, а сама пошла в ближайший педагогический университет, положила свой диплом и сказала, что она доктор философии, исследователь физико-математических наук и может работать.

И там как раз нужен был такой человек, чтобы помог подготовить абитуриентов к поступлению в педагогический институт, но дело в том, что во время войны они потеряли несколько классов учёбы. То есть нужно было восстановить пробелы в знаниях по математике и физике за несколько классов. И ей сказали: 

– Ну если вы за лето возьмётесь подготовить (был май), тогда мы посмотрим и возможно возьмём вас работать. 

Таким образом они остались в Херсоне. Её жизнь там, конечно, отдельная тема: она много страдала в первую очередь по причине того, что никогда не отказывалась от Бога. Когда там организовывались университетские кружки и разные атеистические конференции, где нужно было выступать и публично отрекаться от Бога, она всегда отказывалась, и все знали, что она ходит с ребёнком в церковь.

Серёжа

В 1948 году внезапно заболел Серёжа. Мальчик в то время был в санатории, откуда его перевели в инфекционную больницу с диагнозом «брюшной тиф», но оказалось, что врачи не разобрались в болезни ребёнка и лечили его от чего угодно, только не от истинной болезни – менингита. Мать долго не хотели пускать к ребёнку и позволили войти только тогда, когда стало понятно, что Серёжа умирает…

Когда нужно было хоронить сына, Елена просила разрешить ей сделать всё по христианскому обряду, совершить отпевание. Но от декана пришло уведомление, что если она только осмелится так поступить, то её немедленно уволят. В результате мальчика отпевали ночью два человека – священник и мать. Отпевали в храме, а сын в это время оставался в морге. Она таким образом попрощалась с сыном. 

После этого Елена Казимирчак-Полонская приняла решение, что в этом городе она оставаться не может, уволилась и уехала в Ленинград.

Новая жизнь

У Елены Ивановна были связи в научной сфере, и многие её коллеги звали её к себе, потому что знали, какой она редкий специалист:  работоспособная, честная, порядочная. Но когда она приехала в Советский Союз, то её диплом и  звание доктора наук не играли никакой роли. Здесь ей не  хотели даже кандидата дать, издевались над ней. Говорили, что мы дадим кандидата только тогда, когда сдадите курс по ленинизму и марксизму – всю эту коммунистическую чушь, то есть коммунистический минимум. То, что она знала физику, математику, несколько иностранных языков, что были у неё достижения до войны, исследования – это всё обесценилось. Прицепились к тому, что она не знает историю партии и марксизм-ленинизм.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Елена Казимирчак-Полонская с ректором Ленинградских духовных школ архиепископом Выборгским Кириллом (ныне Патриархом Московским и Всея Руси), 1984 год. Фото: wikimedia.org

Но потом, конечно же, время всё расставило по своим местам. Как говорится, Господь поругаем не бывает. И она смогла и Богу послужить, и науке послужить, и Родине, как она хотела, послужить в хорошем смысле.

Она оказалась в Ленинграде и там стала заниматься передовыми исследованиями в области астрономии, астрофизики, но в 1952 году начались репрессии, и ее арестовали. Запомнилось, как ей предъявили лживые обвинения, что она польская шпионка, что она проводница буржуазного строя, что она действует против Советской власти. Какие только гадости про неё ни говорили, но она мужественно держалась. Восемь месяцев длились эти допросы, каждый день по 12–14 часов. Допросы прямо-таки издевательские, но она никого не оговорила, ни на кого другого не написала и сама не признавалась, при этом держалась мужественно, всегда по-христиански себя вела, и, опять же, итог всех этих репрессий – через восемь месяцев тот следователь, который с ней общался, увидел, насколько она действительно искренна, и сам уверовал в Бога. Более того, он добился её освобождения и, когда её освободили, нёс её вещи, провожая на поезд.

Вместо послесловия

Ещё Казимирчак-Полонская помнила, что отец Сергий Булгаков в своё время благословил её принять монашеский постриг, не связываться с семьёй, послужить полностью Богу. И на склоне лет она приняла монашеский постриг с сохранением своего прежнего имени. Тогда Елена Ивановна уже давно жила в Ленинграде. Там же она стала собирать у себя на квартире верующих людей и создала общину в честь Сергия Радонежского. Она много говорила о Боге, читала лекции и созидала такой вот центр христианской жизни.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Отец Сергий Булгаков, 20-е годы. Фото: wikimedia.org

В чём заключается радость от этой книги? В том, что вопреки и несмотря на все эти жестокости, преграды, мучения и страдания, которые там были, всё равно монахиня Елена оставалась верна Христу, Его заповедям, этот Свет не только в себе сохраняла, но и с другими людьми делилась. Она не роптала, не впадала в уныние, а наоборот, имела благодарность Богу.

Все подкасты и материалы в проекте «Пасха. День Победы».

______

*О действии благодати Божией в современном мире
Включить уведомления    Да Нет