×

Первое впечатление. Убийство посла

Редакция «Стола» делится первыми переживанием случившегося вчера в Анкаре убийства российского посла Андрея Карлова

+

Алина Гарбузняк. Убийство посла – событие всегда символическое, и в этом символизме лично для меня заключен особый трагизм. Можно проводить аналогии и строить догадки: не означает ли это начало новой мировой войны? Осложнит или, наоборот, улучшит это отношения между Россией и Турцией? А еще вчера этот «символ» был жив и, вероятно, счастлив в своей неизвестности широкой публике. Андрей Карлов, мягкий, интеллигентный человек, чем-то напоминавший Пьера Безухова из «Войны и мира». И еще один символ – ухоженный, прилично одетый, 22-летний. Убил, сыпал проклятиями и ждал, когда убьют его самого. Убили – миссия выполнена.

Андрей Васенёв. Я с субботы был очень занят и не смотрел новостей, не читал фейсбук, не слушал радио. Вчера вечером, когда я добрался до новостей, там всё звенело: убили российского посла в Анкаре. И это событие произошло по времени близко с терактом в Берлине, стрельбой в Цюрихе, нападением на полицию в Грозном и так далее. Посмотрел на всё это реакцию fb-ленты и вот, что я думаю. Во-первых, это не история с эрцгерцогом, не Балканы, не 1914 год и вообще всё не то. Поэтому речи о новой масштабной войне нет. Истерики на эту тему напрасны. Все эти трагические события происходят накануне Рождества и это, конечно, не случайно. Но что это за новый вызов цивилизации? Если это игра по созданию новой антиисламской волны, то кого она должна захлестнуть? Если это попытка напугать лично меня (и прочих обывателей), то я не испугался. Но что делать русскому мужику, который думает, что он живет в православной России, когда подобные новости ему намекают о «растущей мировой угрозе»? Хвататься за топор и бежать воевать в Сирию? Или, не дай Бог, устроить такую же свалку у себя дома? Мне кажется, что такие пиковые события должны нам всем напоминать о том, что пока мы заняты суетой, история движется вперёд. И зло будет вспыхивать там и тут всегда. Будет порождать страх, ненависть, разделение. И когда наберется критическая масса этого иррационального зла, а основание жизни большинства окажется подточенным и подгнившим от постоянного преследования каких-то своих частных интересов, тогда случится катастрофа. А сейчас у нас ещё есть время подумать об этом. Может быть, совсем немного, но есть.

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров (справа) и министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу во время возложения цветов в память о погибшем после России в Турции Андрее Карлове. Фото. Александр Щербак/ИТАР-ТАСС/ POOL

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров (справа) и министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу во время возложения цветов в память о погибшем после России в Турции Андрее Карлове. Фото: Александр Щербак/ИТАР-ТАСС/ POOL

Ольга Солодовникова. Вопрос, собственно, в том, сколько СМИ решатся не перепечатывать, не показывать кадр с убийцей, картинно торжествующим над телом посла. Картинка, надо признать, вышла по современным меркам красивая, не читая подписи, не сразу поймёшь: это реальность или кино о людях в чёрном. И даже если вникнуть в подпись, картинка делает свое дело, проникает в сознание, как 13-й кадр, которым пугали на заре 90-х. Терроризм, визуально близкий актуальной европейской культуре, получает в ней легализацию, своё слово и печатный имидж. А это очень усложняет с ним борьбу. Удивительно: после стольких упражнений по демонизации, расчеловечиванию образа врага, столкнувшись с по-настоящему бесчеловечным врагом, Европа (к которой вполне причастна Россия) сама конструирует ему образ, предлагает продаваемые формы презентации и тут же создаёт на них спрос. Терроризм продаётся, терроризм «смотрится» – может ли зритель отвернуться?

Владимир Тихомиров. Но мой взгляд, уместна аналогия с покушением на папу римского Иоанна Павла II, которое 25 лет назад совершил террорист Мехмет Али Агджа из турецкой группировки «Серые волки». Папа выжил тогда только чудом. Однако чем помешал папа римский «Серым волкам», неизвестно и сегодня – о мотивах покушения Агджа молчит все 25 лет. Говорят, о причинах покушения он рассказал только одному человеку – самому папе Иоанну Павлу II.

Точно таким же образом, полагаю, останутся без ответа и вопросы о том,  кто стоял за спиной турецкого «камикадзе» и бывшего полицейского Мевлюта Мерта Алтынташа, решившего убить российского посла прямо на глазах телекамер.

Олег Глаголев. Узнал уже ночью о серии вчерашних террористических событий: гибели российского дипломата, стрельбе в Цюрихе, грузовике-убийце в Берлине, контртеррористической операции спецслужб в Чечне. Думаю, вчерашние убийства не вызовут ни большей политической нестабильности, ни экономической. Не уронят авторитета Турции, и сейчас, увы, не вызовут великой волны жалости и тем более любви к России, Германии и Швейцарии — привыкаем. Теракты вошли в сводки новостей наряду с культурой, спортом, криминалом.