×

Наряжалась баба на Юрьев день

26 ноября по старому стилю (соответственно 9 декабря в XX–XXI вв.) в календаре значится праздник Освящения церкви великомученика Георгия, которая находилась перед вратами Святой Софии Киевской (1051–1054). В народе – осенний Юрьев день
+

Примечательно, что это был первый собственно русский церковный праздник, внесённый в православные месяцесловы.  Уже вскоре после крещения Русь стала предощущать себя будущей преемницей слабеющей Византийской империи, а стольный град Киев – преемником Царьграда. В нём (по аналогии с Константинополем) был уже выстроен и свой собор в честь Софии – Премудрости Божией. А напротив Софии великий князь Ярослав Мудрый (в крещении Георгий)  поставил храм во имя своего небесного покровителя. Дата освящения тоже не была случайной: именно в этот день был освящён один из четырёх Георгиевских храмов Константинополя. По преданию, и сам чин освящения совершил не грек, а первый русский глава нашей церкви митрополит Киевский Иларион (1051–1054), что было прямым вызовом Константинопольскому патриархату, в состав которого входила тогда Русская церковь на правах митрополии.

В Московской Руси этот национальный праздник стал официальным сроком, когда поселившийся на господской земле и заключивший с владельцем порядную грамоту крестьянин имел право уйти от хозяина. Для этого ему требовалось лишь выполнить по отношению к тому все обязательства. Это было единственное время в году (неделя до и после Юрьева дня), когда зависимые крестьяне могли переходить от одного владельца к другому. В конце XVI века право перехода отменили, наступила полная крепостная зависимость, и сожаление о потерянном дне свободы запечатлели народные пословицы. «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день» (кто-то впервые узнал о запрещении перехода). «Наряжалась баба на Юрьев день погулять с барского двора» (да теперь уж нельзя)!

Для нашего времени это созвучно с сетованиями о внезапных денежных реформах, дефолтах и иных потрясениях. В России любят преподносить народу «сюрпризы», а он лишь охает и восклицает. Что поделать: долготерпение – даже бессмысленное – почитается у нас главной христианской добродетелью.

Включить уведомления    Да Нет